Владимир Махлай (vladimirmakhlay) wrote,
Владимир Махлай
vladimirmakhlay

Интервью с и.о.главы Укрхимтрансаммиака

Настоятельно рекомендую ознакомиться с интервью нового главы Укрхимтрансаммиака - Виктором Полозовым.
Вот, во что нам обходится эксплуатация "Трансаммиака" и реализация продукции. Вот, сколько мы потеряли из-за прихотей и неэтичного поведения фирм по отношению к Корпорации.
Прошу сделать свои выводы.


Мы генерируем колоссальный денежный поток, но не можем нормально инвестировать – директор Укрхимтрансаммиака о судьбе госпредприятий



В середине июля сорвалась продажа Одесского припортового завода. А за прошедшие два года правительство не провело ни одной крупной приватизации.

Похоже, что крупные украинские госкорпорации в ближайшее время останутся под управлением Кабмина и Фонда госимущества.

Одновременно, госпредприятия страдают от коррупции, высоких затрат, отсутствия инвестиций и современного менеджмента.

Остается открытым вопрос: как максимально эффективно управлять этой собственностью. И сохранятся ли целостные имущественные комплексы государственных предприятий до момента их приватизации.

О том, с какими проблемами сталкиваются госпредприятия и каким образом можно улучшить их работу НВ Бизнес поговорил с исполняющим обязанности директора УГП Укрхимтрансаммиак Виктором Полозовым.

Укрхимтрансаммиак – это единственное предприятие в Украине, которое транспортирует жидкий аммиак украинских и российских производителей по магистральному трубопроводу.

– Существует представление, что государственные предприятия неэффективны. И самое лучшее, что можно сделать – это продать их. Как вы оцениваете ситуацию в этом секторе?

– Последние четыре месяца я работаю на госпредприятии. До этого я никогда не работал на подобных предприятиях. Из СМИ я, как и все граждане, слышал, что все они неэффективны. В какой-то степени – это справедливо. Но за время работы здесь я увидел, что это предприятие может быть и должно быть эффективным. Доход предприятия за 2016 год составит 3 млрд гривен. Из них рентная плата государству составит 1 млрд, плюс различные налоги. Итого, в 2016 году предприятие заплатит в бюджет 1 млрд 590 млн гривен. Собственная себестоимость – 450 млн гривен, плата за услуги ОПЗ – 900 млн гривен, а 60 млн гривен остается на реконструкцию и развитие.
– Если остается всего лишь 60 млн гривен на реконструкцию и развитие, как можно развивать предприятие?

– С учетом отсутствия финансового плана, которого не было 2,5 года, развивать предприятие нельзя. У нас стратегическое предприятие, потому что оно небезопасное с точки зрения экологии и жизни людей. В Украине есть газовый, нефтяной и аммиачный трубопровод. Если, в случае аварии, газовый и нефтяной трубопровод может принести экономический ущерб и вред окружающей среде, то аммиачный трубопровод еще и очень небезопасный для жизни людей. На технологическом трубопроводе в Горловке, несколько лет назад, произошла утечка аммиака. Шесть человек погибло. Для справки, за 10 минут облако аммиака распространяется на 5 километров, убивая все живое на своем пути.

Трубопровод сегодня в технически плохом состоянии. 2,5 года не было никаких реконструкций и модернизаций. А трубопроводу уже 37 лет. Технологии и материалы, применяемые в промышленности, ушли далеко вперед. А наша труба стоит. В этом году было около 30 утечек аммиака. Небольших, но они были и принесли экономические потери.

– Какой объем инвестиций нужен для того, чтобы привести это все в порядок?

– Очень много, например, на этот год мы заложили в финансовый план около 100 млн гривен.

– Но вы говорите, что остается только 60 млн гривен.

– Для того, чтобы осуществить те мероприятия, которые запланированы в этом году, привести в порядок то, что запланировано в этом году, придется брать кредит. Хотя отдали 1,5 млрд в бюджет. А на предприятии работает 780 человек, которые получают зарплату, с которой также платятся налоги. Для того, чтобы поддерживать предприятие в технически хорошем состоянии, нужны средства. К этому привела политика прошлых лет. Политика латания дыр, а не инвестирование в модернизацию и достижение современного технического уровня привела к тому, что необходимы большие инвестиции.
– Какой вы видите выход? Приватизация предприятия или изменение правил игры на государственном уровне?

– Поработав четыре месяца, могу с уверенностью сказать, что предприятие может быть эффективным. И не важно – частное оно или государственное. В крупных частных компаниях у собственников сидят такие же менеджеры, как я у государства. Если я ворую – увольте меня. А я пришел, чтобы из не очень хорошего предприятия сделать эффективное, как делал это в частном бизнесе. Утвердите мне финплан, который я предоставляю, если есть вопросы - готов обсуждать, в конце года спросите у меня, как я его выполнил и в каком состоянии предприятие. У меня есть видение, как это предприятие должно работать, что можно сделать с предприятием. Можно увеличить перекачку аммиака при хорошем качестве и культуре производства. Но для того, чтобы предприятие стало технически хорошим, нужны инвестиции. Сегодня с технической точки зрения есть что менять на предприятии. Железо, техника, автоматизация и системы управления ушли далеко вперед по сравнению с тем, что у нас есть. У нас есть коаксиальный кабель, который управляет механизмами на трубе, он уже латанный-перелатанный. Многие участки трубопровода из ЦПУ не видны и управляют ими в механическом режиме операторы. Да и сам трубопровод в таком же состоянии. Есть чем заниматься.
– Какие ваши технические и финансовые показатели?

– Технические совсем плохие, а финансовые хорошие. Но это показатели именно этого года. Но то, что мы финансово хорошо отработали в этом году, негативно скажется в будущем. Потому что ничего не делалось для улучшения технического состояния трубопровода. В 2014 году было перекачано 2 млн 420 тыс. тонн аммиака, в прошлом году – 2 млн 360 тыс. тонн. Было небольшое падение. Думаю, что в этом году будет больше, чем в 2014 году. Гарантировано будет перекачано 2 млн 450 тыс. тонн. А вообще проектная мощность 2 млн 520 тыс. тонн.

– Я так понимаю, что Укрхимтрансаммиак повысил тарифы на перекачку еще в прошлом году. Как на это отреагировал ваш основной заказчик?

– Во-первых, Укрхимтрансаммиак сам тарифы не повышал. Их повысило Министерство экономического развития. Мы к этом никакого отношения не имеем.

– То есть вы даже на тарифы не влияете?

– Это вообще не наша прерогатива. А основной поставщик аммиака в трубопровод – ТольяттиАзот подал на нас два иска в суд. Сегодня в международном коммерческом арбитражном суде находятся два иска – на $15 млн и на $12 млн. Конечно, мы эти иски оспариваем, юристы с ними работают. Но это ответ на вопрос, как отреагировал заказчик.

– Вы говорите, что объем транзита снижается и есть проблемы с тарифами. А за счет чего у вас растут финансовые показатели?

- Четырехкратный рост размера ренты, который не компенсируется даже повышением размера тарифа на транспортировку. Практически троекратное повышение размера части чистой прибыли, подлежащей перечислению в доход государства - дивидендов. А также, как я уже говорил, предприятие более двух лет живёт без финансового плана, а его отсутствие исключает возможность проведения затрат на развитие и реконструкцию. Так что финансовые показатели растут за счёт усиления налоговой нагрузки и ухудшения технических показателей.
- А какие дальнейшие перспективы использования трубы. Есть ли у неё будущее?

– Тарифы сейчас высокие. Объем прокачки примерно тот же. Когда я пришел на предприятие, то попросил, чтобы мне сделали табличку – трубопроводный транспорт и железнодорожный транспорт. Если рассуждать логически, то в пользу трубопроводного транспорта должно быть 30% разницы. Сегодня эти показатели уже сравнялись. Но преимущество трубы заключается в том, что в ней постоянно находится определенное количество аммиака, трубопровод должен быть постоянно заполнен. И как только ТольяттиАзот поставил на свою насосную станцию аммиак, его тут же можно сливать на Одесском припортовом заводе. Логистически это очень выгодно тем, кто поставляет аммиак в трубопровод. Поэтому им будут пользоваться. В России при дешевой стоимости природного газа аммиак особо некуда поставлять.

– В Укрхимтрансаммиаке всегда говорили о том, что комплекс по перевалке должен управляться самой компанией, а не ОПЗ. Какое Ваше отношение к этому? Особенно с учетом того, что ОПЗ не удалось продать.

– Мое отношение к этому как человека, который немного разбирается в химии, что комплекс по перевалке аммиака должен быть независимым. Он точно не должен быть в собственности ОПЗ. Почему? Во-первых, комплекс по перегрузке уникальный и такого нет нигде в мире. Этот комплекс принимает и аммиак из трубы, и аммиак Одесского припортового завода, и аммиак с железной дороги. Говорят, что его нельзя технически отделить, – это неправда. Отделить его от ОПЗ можно. Там независимое электричество, есть своя подстанция, своя ветка газа. Во-вторых, ОПЗ – это завод по производству аммиака и карбамида. И перевалка – это вообще не их бизнес. Я уверен на 100%, что комплекс по перегрузке аммиака должен быть абсолютно независимым государственным предприятием.

– То есть Вы считаете, что приватизировать этот комплекс вместе с ОПЗ нельзя?

– Нельзя.

– Потому, что это создает монопольную возможность?

– ОПЗ единственное в Украине предприятие, которое оказывает услуги по перевалке аммиака на морские судна. Другого комплекса перевалки в нашей стране не существует. Поэтому вопрос о создании монопольной возможности даже не стоит – монополия уже давно есть. Даже касательно тарифов. Не говоря уже о том, что при желании можно найти причины, по которым, отгружать или не отгружать аммиак. Из постоянных затрат в 2016 году 900 млн гривен будет за услуги ОПЗ, оплаченные за приёмку, охлаждение, хранение и перегрузку аммиака. При нашей себестоимости – 450 млн гривен. У них в 2 раза выше, стоимость услуг, чем наша себестоимость. У них один насос, у нас 5 насосов. У нас трубопровод 804 километра, со сложной системой управления, у них кусочек в километр. Можно сопоставлять еще долго. Поэтому я считаю, что тариф, который установлен ОПЗ на перевалку аммиака, несправедлив. При том, что тариф на транспортировку аммиака, устанавливает государство. Тариф за перевалку устанавливает сам ОПЗ. При этом мы не имеем доступа к информации, каким образом формируется этот тариф. Это тайна за семью замками.
– Насколько целесообразно приватизировать Укрхимтрансаммиак?

– Я бы его не продавал. Это хорошее предприятие. Пока существует один из самых больших производителей аммиака в мире – Тольятти-Азот, трубопровод будет работать и приносить прибыль.

– А насколько может вырасти заработок?

– Финансовый результат на 2016 год – 650 миллионов гривен, если добавить ренту, то в бюджет в этом году мы заплатим 1млрд 590 млн гривен.

– Его можно как-то увеличить?

– Главный показатель увеличения дохода и прибыли – это количество транспортируемого аммиака. Если перевалка составит 2 млн 520 тыс. тонн, то доход можно увеличить на 500 млн гривен. А если будет нормальная культура производства и хорошее оборудование, то и себестоимость будет гораздо ниже. Соответственно, прибыль увеличится.

– Какие перспективы? Можно ли расширить эту мощность?

– Модернизация – это и есть увеличение производительности при улучшении безопасности и культуры производства. Нельзя оторвать одно от другого. Всегда приятно смотреть на хорошее производство.

– Есть ли потенциал развития аммиакопровода за счет внутреннего рынка?

– С 2010 года через аммиакопровод ни одной тонны аммиака не поступило на внутренний украинский рынок. Когда я пришел, дал команду сделать ревизию всех раздаточных станций. Из 12 станций на сегодняшний день в работоспособном состоянии только 4. Поступление дешевого аммиака на внутренний рынок – очень важно для сельского хозяйства. В производстве минеральных удобрений работает примерно 30 тыс. человек, а в сельском хозяйстве – 65% от трудоспособного населения. Наверное, 11 млн человек работают в сельском хозяйстве. Видите, разница какая. А отсутствие рынка удобрений всегда приводит к увеличению стоимости. Если будет рынок, будет конкуренция и цена станет ниже для сельхозпроизводителей. Это очень важно для нашей страны, где 41% ВВП составляет продукция аграрного сектора.
– Вас назначал Кабмин или это был конкурс?

– Конкурса еще не было, он только будет. А исполняющим обязанности директора меня своим приказом назначило Министерство экономического развития и торговли Украины.

– Дело в том, что ранее Айварас Абромавичус обвинял замглавы фракции БПП Игоря Кононенко в том, что он пытался назначить своего человека в Укрхимтрансаммиак. Как вы можете это прокомментировать? К вам обращался Кононенко?

– Кононенко меня не назначал и со мной не общался. Мы с ним не знакомы.

– Если бы у вас была возможность развивать Укрхимтрансаммиак как свою компанию, какие шаги вы бы сделали в первую очередь?

– Если говорить с технической точки зрения, то это привлечение последних достижений научного потенциала для модернизации и автоматизации всего производства, а также линии связи. Ведь зачастую слесарь управляет трубой – берёт задвижку и крутит. А трубопровод очень небезопасен. И конечно, работа на внутренний рынок. Здесь много факторов. Приобретение аммиака у поставщиков – это важный вопрос в плане поставки аммиака на внутренний рынок.

– То есть вы хотите стать крупным оператором на внутреннем рынке аммиака?

– Оператор – это тот, кто будет покупать аммиак у производителей. А мы будем только транспортировать его и раздавать покупателям. Для того, чтобы вносить жидкие удобрения в почву, нужна техника и хранилища. И для этого необходимы большие инвестиции в сельское хозяйство.


Источник: http://m.biz.nv.ua/bizinterview/my-generiruem-kolossalnyj-denezhnyj-potok-no-ne-mozhem-normalno-investirovat-direktor-ukrhimtransammiaka-o-sudbe-gospredprijatij-183585.html
</span></span>
Tags: тольяттиазот, трансаммиак, укрхимтрансаммиак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments