Владимир Махлай (vladimirmakhlay) wrote,
Владимир Махлай
vladimirmakhlay

КТО ОСТАНАВЛИВАЛ ДЕСАНТ НА ТАМАНЬ - ТКАЧЕВ (министр сельского хозяйства РФ, к сожалению)

shapka with words.jpg

Когда смотришь на стройку у поселка Волна, то понимаешь, что здесь не было директивных указаний, государственных планов, а также штабов, созданных властями. Делалось все по велению руководства одной Корпорации и с одной целью: дать продукции крупнейшего российского производителя выход на экспорт, обеспечить многотысячный коллектив качеством жизни. Плюс, конечно, налоговые отчисления в бюджеты всех уровней.
Пока в высоких государственных кабинетах думают над стратегией выхода из кризиса, обрушившегося на экономики почти всех государств мира, здесь, на берегу бухты у мыса Железный Рог созидают это будущее.
Правда, не всем это по нраву. Кое-кто хотел бы, чтобы инициаторы строительства порта годами ходили по кабинетам, выпрашивая разрешения вложить миллиарды в развитие края. Точнее – цифра приближается уже к 10 000 000 000. Если вдуматься, сумма колоссальная, такими масштабами оперируют те, кто распределяет федеральный бюджет.
Нет помощи со стороны – что ж, тольятинцы всегда рассчитывали и рассчитывают на собственные силы. Поэтому традиционными и обычными стали так называемые «трудовые штурмы», когда на берега Черного моря с берегов Волги отправляются заводские специалисты, чтобы ускорить строительство и сдачу в эксплуатацию жизненно важных объектов. Нам довелось поговорить с участниками одного из таких «штурмовых отрядов».

Иван Дмитров Чолаков, главный строитель, цех 48:
Я работаю здесь с 20 октября 2004 года. До этого 4 года работал в составе пермской строительной организации на строительстве гостиничного комплекса в Тольятти. Там ударно работали, все построили. И после этого меня пригласили поработать в «Тольяттиазот».
Это было предложение, от которого вы не могли отказаться?
Да. Они меня переманили. После того, как я провел на Тамани 10 дней, я вернулся из командировки в Тольятти и С.И.Корушев задал первый вопрос: «Как Вам стройка?» Я ответил, что меня стройка в полном объеме устраивает. Мне здесь знакомо все, потому что в моей жизни было много таких вот больших строек. И я знаю, что такое дисциплина, потому что работал с немцами 8 лет. Да. В советские времена мы строили военные городки в Германии.
Ну, теперь у вас другая забота, порт Тамань. А как Вам здесь?
По разному. Были и хорошие моменты и, и не очень. Главное, что я до сих пор не могу понять, почему такое грандиозное сооружение, которое может приносить огромную прибыль, не работает? Я не могу примириться, у меня прямо сердце болит.
Ну, а вина за это лежит не только и столько на инвесторе объектов, сколько на проверяющих-контролирующих органах... Даже, если они в своих претензиях и правы, можно ведь как-то найти компромиссное решение? Порт нужен не Корпорации, он нужен стране.
Тут было много проверок. И закрывались мы, и открывались, много чего было. А ведь есть заявление Путина: «Порту Тамань – быть». У меня это распоряжение есть. Его проверяющие увидели и отстали. Я просто им сказал: «Ребята, вам этот документ что-то говорит?». Когда мы совершаем очередной рывок, к нам прибывают из Тольятти по распоряжению первого руководителя сварщики, слесари-ремонтники, монтажники. Программа очень жесткая. Мы должны успеть до того срока, который назначил первый руководитель.
У нас все объемы распределены между подрядными органами и нашими цехами. К этим подрядным организациям закреплен технадзор по строительной части и монтажной части. Пока у нас этих людей еще недостаточно, мы будем создавать такие органы. И при этом будем ориентироваться на начальников цехов. Пока мы не можем сказать, что развернулись в полном объеме, и это наша недоработка. И еще есть много пожеланий по организации. Я по натуре спокойный человек, но это спокойствие уже заканчивается. Потому что и наши, и подрядные организации как-то немножко привыкли к не совсем рабочему ритму. Людей же эти вот бесконечные рывки-остановки расхолаживают.
Основные работы в должном объеме выполняют наши турецкие подрядчики. Сейчас подключились к работе организация «Родничок» из Тольятти. Ее я знаю с 2002 года, тут сейчас присутствует начальник участка Рябов Вячеслав. Молодой парень, с амбициями. Мне нравятся такие требовательные в работе люди, я сам такой. Могу сказать добрые слова и о фирме «Сфера», которая выполняет большой объем на монтаже металлоконструкций, трубопроводов.
И еще одна наша серьезная забота – БОС, биологические очистные сооружения.
Там большие объемы?
Большие. Здесь у нас очень хорошо работает 19 цех. Мы пустили тепло в здание морской администрации порта, провели опрессовку, изоляцию трасс трубопроводов. Владимир Николаевич Махлай обеспечил три экскаватора, которые должны перелопатить большой объем работы. И транспортный цех тоже развивает хорошую деятельность. Для нас главное, что в лице В.Н.Махлая и В.А.Семеновой мы всегда имеем поддержку. А.С.Виноградов тоже здорово нам помогает. Всегда мы созваниваемся, советуемся. В его присутствии тут решаем все текущие вопросы.
И все-таки есть проблемы, есть неудовлетворенность руководства темпами и качеством работ...
Да, замечания и нарекания есть. Но это текущая работа. У меня есть знакомый, который говорит, что, если работа не в радость – брось ее. При всех трудностях и проблемах эта стройка меня в полном объеме устраивает. Сейчас у меня личная проблема: я должен немного перестроить свой характер, поскольку, как мне говорят, я человек добродушный, а с этим тяжело работать. Ну, и тем более, что близится сдача в эксплуатацию ответственных объектов, а это всегда обязывает собраться, волю в кулак – и работать изо всех сил.

Азат Фоатович Исмагилов, главный специалист по тепловодогазоснабжению цеха 48:
Нам поручили прокладку подземных коммуникаций. Надо было проложить порядка 2400 погонных метров. Здесь сетевой водопровод, пожарный водопровод, канализация. Тут вообще была степь. Мы организовали этот участок монтажа и ремонта подземных сетей.
Начали мы с нуля, у нас не было никакого оборудования, техники. Закупалось это все оборудование новое. Импортное. Для нас это ново вообще. Сварочными работами мы до этого не занимались, монтажом тоже. Закупили сварочные аппараты по полиэтиленовым трубам разного диаметра от 50 до 500 мм. У нас очень грамотный начальник участка попался – Новиков. Он обучил всех своих ребят сварке, монтажу. Все, что он знал, передает сейчас своим людям. Первый раз они начали подготовительные работы, и потихоньку начали вести сварочные работы по полиэтиленовым трубам. Параллельно велась сварочная работа, и у нас в первую очередь была задача: прокладка тепловой сети. На данный момент идет заполнение тепловых сетей.
Сооружение там – четырехэтажный терминал большой. Чтобы отопление работало, в первую очередь подаем туда тепло. Полностью проложили уже все трубы. За нами идут монтажники 62 цеха. После монтажа мы опрессовываем трубопроводы, выявляем некачаственные соединения, если есть. На тепловые сети идут стальные трубы утепленные, в полиэтиленовой оболочке. И другая бригада будет прокладывать стеклопровод пластиковый на склады аммиака. Это 1480 погонных метров.
В общем так незаметно и переквалифицировались?
Да. Стали строителями. У нас здесь работает своя спецтехника. На данный момент закупили еще два экскаватора. Оборудование у нас все импортное по сварочным генераторам.
У вас программа должна закончиться к какому-то рубежу?
Здесь пока срок окончания работ не могу определить. Объемов очень много. За раз не получается. 9 линий надо протянуть, это еще две трубы. Пожарная вода. Канализация, две линии напорные. Питьевая вода. Работа имеется, не пропадем, думаю. И раз уж взялись за дело, то сделаем его.

Пряников Александр Владимирович, главный специалист по коммерческой работе цехе 75:
Говорят, у сухопутного ТоАЗа появился свой флот?
Совершенно верно. И появился он не сегодня, а еще в 2004 году. Сейчас он находится в таком законсервированном состоянии, экипажи выполняют свою функцию по поддержанию плавучести судов. Мы ожидаем тот, момент, когда у нас будет тихая заводь. Сейчас портфлот находится в городе Тольятти. Он пока еще небольшой, но достаточный для того. Чтобы выполнять задачи по буксировке больших судов-аммиаковозов.
Думаете, все получится?
Я хорошо знаю эту местность, хорошо знаю здешние морские условия, они очень тяжелые, сложные. Но та схема, те решения, которые были приняты, безусловно, они на данный момент передовые и наиболее грамотные именно вот в этих конкретных условиях.
Касательно самой стройки, самого порта, иногда даже горло перехватывает от несправедливости того, что происходит. Что ли у нас нет правды в своем отечестве? Полезнейшее дело для края, для нашего Темрюкского района, в частности. Промышленность сама по себе дает некоторые преимущества: социальная сфера, быт людей становится совершенно другим. Это все на инициативе Махлая, на его бесконечном желании сделать что-то полезное и для Корпорации, и для страны. Но у нас вдруг ни с того, ни с сего возникают какие-то препоны.
Это Вы впервые такое наблюдаете?
Ну, в таком именно разрезе – нет. Вот, например, порт Южный, под Одессой. Был там никому не нужный поселок. Пожалуйста, сейчас огромнейший порт, отошел Украине. На примере Украины видно, что тут же, на основе завода, вырос современный город, качество жизни совсем другое. И здесь точно так же будет. В этом я уверен.
Вот бы Вашу уверенность – да краевой администрации в уши...
Да знают они все. Здесь будет продолжаться строительство. Этот порт – он будет многофункциональный, не только для отгрузки аммиак. Будет и зерновой терминал, и сухогрузный. И для генеральных грузов. Порт многоплановый. Идея передовая, и применяются самые передовые технологии.
В общем, Вы уверены в конечной победе правого дела?
Да на все 100%. И коллектив дружный, слаженный. Это все решается, делается. Махлай держит руку на пульсе. При помощи ТВ и Интернета проводит телемосты, контролирует ход дел постоянно. По старой работе, еще до того печального события, когда рейдеры пытались захватить завод и самого Махлая, много приходило людей к нему. Что меня поразило в нем, так это то, что он моментально вникал в суть дела. А казалось бы, здесь, на строительстве порта, сфера, вообще не касающаяся химического производства. Но если была какая-то проблема, то он быстро входил в курс дела, буквально в считанные минуты. Вот это да, вот это человечище! И в этом перспектива нашего дальнейшего сотрудничества. Человек он неординарный, поэтому по-другому не могло, наверное, быть.
По Вашей специализации Вы что будете делать?
Будем делать все, чтобы обеспечить прием, швартовку. Погрузку и буксирование судов-аммиаковозов. Идея такая: сделать порт именно полноценным и международным. Это будет самостоятельная, самодостаточная организация без привлечения посторонних. Здесь под рукой. Все рядышком, так эффективнее намного. Безусловно, наш флот будет развиваться. Тут даже двух мнений быть не может. Порт будет многоплановый. Это первая ласточка. По этому же клише работают наши, «Таманьнефтегаз». Они подсматривают, конечно, и пытаются делать то же самое. Правильно делают. Пускай идут за нами. Правда. Не знаю, что и как у них получится: второго Махлая для у нас нет..

scan0006.jpg

Андрей Енатольевич Саратовцев, начальник управления 108:
Как начаналась Ваша Таманская эпопея? С чего? И как продолжается?
Для меня проще не бывает: приказ издали направить людей во главе с начальником управления, и мы поехали.
А с каким чувством?
Ну, мы уже к приключениям-то привыкли.
У Вас был хороший тренер?
Тренер хороший. Стройки практически непрерывные. Это в порядке вещей для тех, кто тут сейчас присутствует с ТоАЗа.
Тут и местных много?
А как же. Половина местные.
А как сюда входили?
Сначала мой заместитель ездил. Потом уже начальники поехали. Пока цех был многопрофильный – ремонтный, соответственно этому приказу и поставили. Коррозионная защита. Чистка металлоконструкций. Грунтовка, покраска. На сегодняшний день, в основном, наша главная забота – это металлоконструкции. А еще и трубопровод. Аммиачные хранилища. Два резервуара – это часть объекта. А там кроме этого еще и эстакады, и слив, налив. Металлоконструкции там и трубопроводы. Это вот одна из задач. Вторая задача по направлениям цеха – это теплоизоляция. По теплоизоляции задачку поставили. От этого АБК до морской администрации, до порта. Фактически получается два километра, со всеми зигзагами. Теплоизоляция всей этой трассы.
Тот объем, который давали по сварке труб, мы его закончили еще в прошлой командировке. А уже в эту командировку занимаются на теплотрассе изолировщики. Тоже работа практически закончена. Нам необходимо всю теплотрассу эту полностью сдать. Там несколько цехов завязано. Есть у нас паровой цех, который этим в основном занимается. Им помогает 62-й цех, который сваркой и монтажом этой трубы занимается, а мы ее изолируем. Если мы на одном объекте что-то закончили, это же не говорит о том, что вся стройка замерла. Это будет и дальше продолжаться.
У меня тут еще и монтажники, и сварщики. У них задача совсем другая. Они должны сделать систему пожаротушения в сливную эстакаду. Подогнали цистерны, идет слив в хранилище. И весь этот проект должен быть обеспечен системой пожаротушения. Там уже такая монтажно-сварочная работа. Первый этап работы мы сегодня фактически закончили. Кирпичное здание и туда напичкана целая связка трубопроводов, запорной арматуры. Клапанов. Задвижек. Вот это мы смонтировали, объем приличный. Тем более, в таких стесненных условиях. Задвижки весом по 416 кг, а нужно монтировать Ничего нельзя приспособить, маленькая высота потолков и все практически вручную. Там шесть задвижек, два коллектора, ручной монтаж и сборка. Стык на стыке. Сварочный стык через каждые 200-300 мм.
Ну, Вы как-то пообвыкли здесь, на ветрах?
Когда нас отправляли в эту командировку, я еще не знал об этой работе. Поставили перед фактом: ваша бригада будет делать систему пожаротушения.
А раньше делали?
Ну, тут для монтажников особенного ничего нет. Ребята все хорошие. Но беда в другом: мы поехали, не зная ни проектов, ни расположения, ни комплектации. И это было сложно. Если бы мы знали эту задачу за месяц-два, мы бы как-то к ней готовились. Можно было и проект заранее взять посмотреть. Слава Богу, что на эту работу оказалось процентов на 80 комплектации. И мы смогли сразу приступить к делу. На будущее предстоит не меньше. Мы сделали только распределительный узел, а теперь вся эта разводка – по самой эстакаде.
Вы сами этот бросок на юг как воспринимаете?
Я –нормально. Но у меня дна проблема – семейная. Уже в ходе моей командировки внук должен был появиться. Он и появился. Дедушкой я стал первый раз. Хотелось как-то там поближе быть Но не судьба, вернусь – увижу.
А Вам такие задания приходилось уже выполнять?
А у нас вся работа на ТоАЗе – спецзадание. Владимир Николаевич мыслит неординарно. Как он задумал, как запланировал. Так оно и получается. Как бы не говорили, конечно же, тяжело. Я тоже покоя хочу – дома на диванчике. Но залежался – потом спина заболела. А тут получается в бегах. Утром соскочил, молча побежал – и на целый день. Тем более. Я тут был последний раз лет шесть назад, когда еще ничего вообще не было. Была путевка. Отдыхали недалеко и приезжали вот именно сюда.
Уже знали, что будет?
Да, тогда были уже разговоры о порте. Но за шесть лет, что я тут не был – разница громадная. Тем более, если учесть. Что последние два года стройка была заморожена. Получается. За четыре активных года произошли колоссальные изменения. Я давно говорил, пусть кто хочет гавкает, а работа есть работа, и она должна двигаться.
У Вас в Тольятти есть дела какие-то первоочередные?
В основном, сейчас дела текущие. О чем душа болит, так это кирпичный завод, вторая очередь. Я уехал в тот день, когда должны были печь на розжиг поставить. Результата я пока не вижу, но она долго, эта печка, сушится. А печь здоровенная – 130 метров длины. Получается, что не успею плоды труда увидеть. Увижу, когда уже в работе будет. А вот сам момент пуска я пропустил. Немножко обидно.

Максим Александрович Перепелицын, мастер смены, цех 100:
Наш цех – цех круглосуточного ремонта всего завода, всех агрегатов. Включая не только аммиак. Но еще метанол. Цех у нас новый, только открылся.
А до этого где были?
До этого я работал слесарем в 26-м цехе. Там точно такой же цех, только не круглосуточный, а обычный ремонтный. Там я работал слесарем, а сюда меня пригласили мастером. Я согласился. Это не только профессиональный рост. Но и интересно работать в новом цехе. Там все молодые. У меня техническое образование и еще есть высшее.
А здесь, в порту чем занимаетесь?
В Тамани занимаемся монтированием площадок. Обслуживанием компрессора. Сама площадка, по которой будет проходить трубопровод. Будут проходить люди, чтобы заниматься ремонтом компрессора. Это довольно важный объект.
Вы давно начали?
Он уже почти готов, основная, крупная работа уже выполнена. Остались небольшие доработки. Монтаж балок, опор. Наш цех приехал и еще 99-й цех предоставляет нам сварщика. Двух сварщиков нам дали из 22-ого цеха. На данный момент у нас работают слесаря: Пронин, Рогожкин, Тришин, Елец, Савкин и Галкин.
Вы этот объем закончите. А что потом?
Потом, скорее всего, еще одна площадка будет рядом. Опыта наберемся и будем делать точно такую же в компрессии.
Нравится работать в цехе?
Мы и на заводе работали на улице, в цехе, в основном вся работа происходит на улице. Мне здесь нравится, интересно. Объект новый. Потом все равно будет продолжение этого объекта. Получается практически вторая специализация.
Что семья говорит?
Ждут дома. Жена ждет. Она понимает, что у меня такая работа. Отец тоже работает на заводе. Еще у меня дядька на заводе работает. Работа нравится, работа интересная. Есть перспективы карьерного роста.
У вас с этим неплохо...
Да, мне нравится: покажешь себя как хороший работник и получишь также. Если работу хорошо выполняешь, замечают. Начальник у нас человек молодой и хороший. Он тоже принимает активное участие, каждый день на стройке. Чтобы все было, чтобы все вовремя подвозили. То, что из оборудования мы с собой не привезли, заказываем тут и нам привозят. Ну и следят, чтобы по жизни были устроены. Если кто-то заболел, обязательно в больницу устраивают. Пока все идет хорошо, надеемся и дальше так будет.


Антон Николаевич Заварзин, мастер цеха 48:
Я работаю в цехе очистных сооружений ТоАЗа. Сам цех достаточно мощный, завод большой. Производит очистку хозяйственно-бытовых стоков целого района. Мощность этого производства 104 000 кубов в сутки. Это достаточно много. Для сравнения, здесь планируется строить и уже строится станция на 600 метров кубических в сутки. Это была начальная мощность. Потом решили, что порт развивается, поселок будет развиваться, инфраструктура не будет стоять на месте. И было принято решение об увеличении производительности до 1200 метров кубических в сутки. Т.е. практически двойной «запас прочности».
Наверное, это правильно сделали, потому что понятно, где строим: фактически единственная курортная зона. Оставшаяся в России – и к вопросам экологии надо относится сверхтщательно. Я не знаю, сколько еще надо сделать «сверх», чтобы не оставалось сомнений вообще, что хоть какой ущерб может быть нанесен вот этой нашей курортной зоне. Если сравнивать сам проект с нашими тольятинскими очистными сооружениями, то он и гораздо современнее по аппаратурному обеспечению. И позволяет производить более глубокую очистку. Честно говоря, я такого не ожидал. На что у нас в Тольятти сток в Волгу, нашу кормилицу, идет, мне казалось, что море – оно побольше и можно было бы расслабится. Но нет. Очень много современного оборудования. Практически все, что есть и в нашей отечественной практике, и в мире – здесь имеется. И практически наша станция обеспечивает 100% очистку стоков и доведение качества сбрасываемой жидкости до качества, можно сказать, питьевой воды.
На первоначальном этапе здесь имеется очень большой резервуарный парк. Т.е. примерно трое суток, если что-то случается с очистительными, можем просто принимать стоки в накопители без какого-либо риска, что это куда-то попадет. Обеспечиваем нормальную жизнь поселка и порта. Это очень хороший запас. В Тольятти такой запас всего-навсего 12 часов, не более того. Вот это уже показатель надежности оборудования. Механическая очистка, т.е. отделение примесей от стоков. А стоки сюда и бытовые приходят. А там очень много механических примесей. В две стадии здесь запланирована фильтрация через решетки, песколовки. На «Тольяттиазоте» у нас имеются только песколовки. Здесь механическая очистка углубленная, разделенная на две стадии. Надежность при этом повышается.
Я постоянно буду проводить вот эту параллель, сравнивая «Тольяттиазот» основной и Тольяттиазот-порт. Это позволяет наглядно показать, как здесь мы подошли к решению вопросов экологических. По схеме, после мехочистки здесь предусмотрен так называемый усреднитель. Для чего он предназначен? Бытовые стоки имеются, есть и производственные. Теперь их надо тщательно перемешать, сделать смесь. С тем, чтобы создать оптимальные условия для работы биологии. Там, где работает микробиология, желательно, чтобы эта смесь была максимально однородной.
В «Тольяттиазот» этих усреднителей еще до сих пор нет. Мы только сейчас их проектируем и планируем заняться строительством. А здесь они уже первоначально были включены в проект. Это повышает надежность работы очистных сооружений. Далее по схеме идет биологическая очистку стоков. Работают специальные виды бактерий, в определенных аппаратах – биофлокаторах. Смесь подается сюда, и начинает работать активный ил с этими бактериями. И под наддувом воздуха происходит активное окисление примесей.
Ну и самый хвост очистки – обеззараживание. Традиционно этот процесс в России производится методом хлорирования стоков. И лишь в последнее время приобрел распространение безреагентный способ, без подачи хлора – ультрафиолетовое обеззараживание стоков. В Тольятти этот способ не применялся. Только месяца три назад мы построили такую установку и ввели ее в эксплуатацию.
Он же дорогой, метод ультрафиолетового обеззараживания?
Я бы не сказал, что он очень дорогой. Здесь этот способ – аппараты УФО - были заложены изначально. Метод хлорирования даже не подразумевается. Поскольку понятно, что очищенные стоки идут в море. Три аппарата УФО потребляют приблизительно 7,5 кВт в час (при максимальной нагрузке). Это немного. Все остальное – стоимость самих аппаратов и кварцевых ламп. А при хлорировании сами реагенты достаточно дорогостоящие. Ну, и понятно, что яды, охрана, обслуживание. Понятно, что УФО дороже, не все могут себе позволить, но потихоньку по стране это происходит.
Последний момент – это рассеивающий выпуск. Все очищенные стоки должны уходить в море. С тем. Чтобы гарантировать, что наши отдыхающие никоим образом не ощутят на себе эти выпуски, предусмотрен проект выпуска стоков на расстоянии 4 км от береговой зоны. Будет проложен подводный трубопровод на глубину 10 метров. Никакого ущерба от этого не будет, даю хоть какую хотите гарантию.
В каком состоянии сейчас работы по сооружению станции биологической очистки стоков?
На сегодняшний день по объему очистных, работы выполнены процентов на 75-80. Этот процент гораздо выше, нежели по всем остальным объектам. Я считаю, что мы одними из первых выйдем на пуско-наладочные работы. Проблем у нас достаточно. И организационного характера и, безусловно, технического. В принципе, все основное оборудование уже смонтировано, имеется на площадке. Канализационные сети проложены, АБК практически закончено, лаборатория там же аналитическая будет. Приличные условия для людей.
А что бы Вы ответили на многочисленные заявления тех, кто еще 4-5 лет назад говорил, что пришли испоганить эту землю и море? При этом никто не потрудился посмотреть техпроект, ТЭО. Видимо, люди поддаются массовому психозу?
Мы понимаем эти опасения. Туризм здесь один из источников дохода. И для людей, и для данного региона. Естественно, рисковать этим никто не хочет. То, что я сейчас рассказал по этому объекту, что-то должно прояснить в усах. Люди должны осмыслить ситуацию. Вопрос в том, как ко всему этому подходить. Если подходить грамотно и разумно, я не вижу никаких опасений, боязни что-либо навредить или ухудшить. А если сравнивать с тем. Что было до нас, то было просто-напросто озеро, куда сливалось все. Все продукты жизнедеятельности безо всякой очистки. И никто не кричал о вреде. А вот когда строится современное производство, гарантирующее переработку стоков порт и самого поселка. Тут начинаются какие-то проблемы с так называемым «общественным мнением». Мнение – это хорошо, но надо же и суть проблемы знать. Видеть, что мы тут не губить природу собираемся, а, скорее всего, охранять ее.
А Вы эту систему и в поселок заведете?
Конечно. Это должна быть единая система. Здесь не только «Тольяттиазот» строит, есть и другие инвесторы. Наша система будет пока единственной головной. Все рассчитано пока на «Тольяттиазот». Я думаю, администрация «Тольяттиазота» не будет возражать против подключения к наши очистным сооружениям каких-то сторонних потребителей. Запас-то мощности заложен большой.
Tags: livejournal
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments