Владимир Махлай (vladimirmakhlay) wrote,
Владимир Махлай
vladimirmakhlay

КТО ОСТАНАВЛИВАЛ ДЕСАНТ НА ТАМАНЬ - бывший губернатор Краснодарского края ТКАЧЕВ (продолжение)

shapka with words.jpg

Дмитрий Александрович Лукьянченко. Начальник цеха 98:
Мы трудимся на объекте БОС – биологических очистных сооружениях в течение трех недель. Занимаемся обвязкой усреднителей сточных вод. Этот объект был обозначен руководством как важный и приоритетный. Были взяты чертежи, была проведена работа по ним. Приступили к монтажу. Получению материала. Ведем обвязку внешней и внутренней части. Внешнюю часть я планирую закончить в срок по обвязке, и затем монтировать внутреннюю часть, это уже будет работа внутри емкости.
Вам задачи ясны и понятны?
У меня есть монтажный участок, который я сюда привез. Разобрался в чертежах, определил участок для работы. В дальнейшем, возможно, мы возьмем еще какой-нибудь объект.
А кто у вас рабочие специалисты? Хорошо работают?
Ну, я бы выделил из своей бригады сварщика 6 разряда Вуковского Павла. Сейчас он работает по воде, для него это легкая задача. А вообще он может работать по высокому давлению Тут профессионализм сказывается в скорости исполнения шва. Работа сварщика 4 разряда отличается от работы сварщика 6 разряда. У Вас добросовестные люди, все старательно делают. Как муравьи делают свои дела, хотя для многих они в новинку: новая отрасль, новые объекты.
Тут, наверное, две вещи влияют: это корпоративный дух, который развит очень хорошо. Плюс понимание ситуации. Сейчас ситуация во всем мире тяжелая, и завод не исключение. Руководство определило важную стратегическую задачу. Порт имеет для нас, для всего производства очень большое значение. Каждый человек понял это, отсюда те старания, которые они проявляют на площадке.
Вы и дальше здесь будете? До победного начала?
Да, мы опять приедем, будем заканчивать свои работы. Сегодня открыли чертежи. Посмотрели – кое-чего нет. Что мы сейчас имеем, то смонтируем. А дальше поступит недостающее. Надеемся, что поступит. Затем возьмем еще какой-нибудь объект. Если определят в другом месте – значит будем в другом. Будем стараться, ведь невыполнимых задач у нас нет.

Александр Владимирович Удодов, начальник участка цехе 107:
Здесь мы сейчас ремонтируем узел распределения пожаротушения сливной эстакады. К завтрашнему дню его закончим и переходим на основную эстакаду линии пожаротушения.
Большой объем?
Да, объем большой. В составе у меня четыре слесаря и сварщик. И два сварщика из 99-го цеха. Семь человек и я восьмой. Технологически тут все отлажено, материал есть. Теперь только работа и работа.
А потом?
Потом переходим на резервуар жидкого аммиака. Тоже на линии пожаротушения, два узла распределения, по периметру.
Как Вас руководство за тысячу километров перебросило сюда?
Ну а что же? Надо. Мы на руководство не обижаемся. Зарплата вовремя, и все остальное. Я на ТоАЗе работаю с 1993 года, на жизнь не жалуюсь.
А какие-то здесь у вас проблемы есть?
Есть только производственные. Но это все в пределах работы. На любой стройке это есть, и все решается в рабочем порядке. Я же начинал с самого начала. Сюда в 2002 году приехал первый раз. Кран собирали на разгрузке для железнодорожной ветки. И вот с того дня начал постоянно ездить. Хочется увидеть, наконец, торжественный пуск наших объектов. Я уверен, что он будет. И уже скоро.

Константин Викторович Сенчев, инженер по капитальному строительству и ремонту, цех 48:
Сначала немножко о себе: кто, что, откуда, как?
После института чуть более года проработал в одной фирме. Уже после этого устроился на «Тольяттиазот», это было больше двух лет тому назад. В начале года сюда стали приезжать комиссии. Все только разворачивалось после долгого простоя.
Когда я приехал, первые впечатления были не особо радостные. Потом, когда уже начал изучать проект, мне он понравился. Понравилось, что здесь есть все виды строительных работ. Я даже написал письмо, чтобы остаться здесь постоянно. Потому что я и мой куратор ездили сюда по очереди, что было крайне неудобно. В Тольятти оставались объекты, которые я курировал. Там я не успевал и здесь, приедешь – уже все по-другому, все изменилось. И я решил остаться здесь постоянно.
А почему? Только из-за удобства?
Не только дело, как говорится, в профессиональном интересе. Мне очень понравилась стройка. Здесь колоссальный опыт Не могу сказать, что я сверхзамечательный специалист, но все свои знания я здесь вкладываю. Если посмотреть, здесь есть все. Осталось только аэродром построить или железнодорожный вокзал. Ну, если Владимир Николаевич решит, что надо – так будет и аэропорт, и вокзал. У нас так.
Если же без шуток, то здесь и производственные корпуса, и жилищное строительство, и гидротехнические сооружения. Колоссальный проект, одним словом. По мере его полного изучения я был просто потрясен масштабом.
И вот Вы решили поучаствовать в этом проекте...
Ну да. 8 августа 2008 года у меня была свадьба. Посоветовавшись с супругой. Мы приняли решение переехать сюда на период строительства. А в Тольятти у нас друзья, но они потерпят, подождут. Здесь ведь все специалисты так: приезжают-уезжают на какой-то определенный период. Я решил остаться тут до конца строительства.
Каковы Ваши функции здесь?
Курирование объектов: осуществляю технический надзор над всеми объектами строительства. Чтобы все, что было по проекту, было сделано по нормам. Конечно, как и на каждой стройке, здесь есть какие-то нарушения. Если есть какие-то вопросы, которые я не могу решить на месте, мы обращаемся к специалистам ТИАПа, решаем с ними технические задачи. Бывает, что на объекте сталкиваешься со сложностями. Стараемся все решать оперативно, чтобы не было потерь в качестве. Я понимаю всю ответственность, которая лежит на техническом надзоре.
Какие объекты наиболее сложные для Вас с точки зрения курирования?
В первую очередь, это – армирование. Сейчас вот к защитным сооружениям приступаем. Разбираемся с ТИАПом, там типовой проект непонятно как армируется. Туннель делают подземный, но там вроде все в порядке. Для меня сложна гидротехническая часть. Под причалом, на самой эстакаде пойдут работы.
Вы свою будущность какой видите? Вот закончите первую очередь, перережут красную ленточку... А дальше что?
А дальше? Есть другие объекты. Зерновой комплекс, например. Пока там работы не ведутся, но ведь это тоже надо все поднимать. На складе сыпучих тоже много работы, там будет карбамид. Есть бетонный завод. Жилые дома. Да вообще тут работы много.

Евгений Николаевич Куренков, начальник участка, цех 99:
Я родом из Саратовской области, рабочий поселок Ивантеевка. В свое время, после десятилетки, приехал в Тольятти. Окончил ПТУ 52 на базе ТоАЗа, это было в 1976 году. Потом была служба в армии, после армии институт, а уже после института стройка. Сперва работал 17 лет сварщиком. Потом потихоньку дошел до старшего мастера. Моя работа заключается в организации сварочных работ по монтажу нефтехимии, газопроводов, металлоконструкций. Специалист третьего уровня по сварке.
Сюда Вы как прибыли?
Сюда я прибыл на вахту. За это время многое осилили, многое сделали. Если судить по отчетам, то можно даже и напомнить, что мы сделали. Прокинули в объединенной насосной 820-ую трубу, очень много сварки ответственной, с нержавейкой. В трубопроводах под засыпку. Изготовили переход с 720 на 273. Идет работа по монтажу малой компрессорной. По всей стойке работают мои сварщики. Их у меня в подчинении 7 человек. Все высококвалифицированные и аттестованные на все виды работ. Средний возраст сварщиков 35-40 лет. Все работают отлично, никаких претензий нет.
Могу отметить некоторых сварщиков. Есть у нас такой Зеленушкин Михаил, 6 разряд, профессионал, аттестован на все виды работ. Исключительно работает. Еще Бобов Дмитрий, Комаров Дмитрий, Бахтин Алексей, Куликов Сергей, Крючков Иван. Сварщики все высокой квалификации, и дисциплина у них на высоте. Объемы работ нас не пугают. Стройка и есть стройка, тут глаза боятся, а руки делают. Если пасовать перед объемами, то значит лучше и не приступать к работе. Меня не пугают стройки, потому что уже проработал в своей жизни на монтаже и в стройсервисе.
Как Вам вообще нравится данный объект?
Грандиозный. Стройка нужна не только ТоАЗу, но и России. Это выход в море, это большая экономия средств, чтобы не платить нашим соседям огромные средства за поставку аммиака, например. Второй момент: строительство порта многоцелевое: тут еще и сухие грузы будут, сыпучие грузы и прочее. Это – польза для всего Краснодарского края. Они уже начали это понимать. Точки соприкосновения найдены и работа пошла полным ходом.
Я выполняю тут функцию технического надзора за подрядчиками. Тут есть такие организации, как «Энергомонтаж». Отличные ребята, полный порядок с документацией и производством работ. Это лучшая из подрядчиков, достойная организация.
Бытовые условия каковы?
Кормят нас здесь очень хорошо. Вкусно и качественно. Проживаем в коттеджах, как говориться в тесноте, да не в обиде. Постель меняют, жуш есть. Да и море рядом. Летом здесь хорошо. После работы пришел – искупался, кругом дельфины плавают. Когда ы Керченский пролив заходят корабли, видно как дельфины сопровождают караваны судов.

scan0006.jpg

Вячеслав Александрович Рябов, прораб ООО «Родничок»:
Наш профиль - общестроительные работы. В данный момент под руководством директора, которого мы ценим и любим, стали появляться «ответвления» на «Тольяттиазоте». И кровлей мы занимаемся, у нас большой опыт в кровлях. Монолит – это моя специализация. Я, когда пришел на стройку после института, первое, что было – монолитный дом. Изначально бетонные работы. Кирпичная кладка, многие виды работ по устройству чистых полов по новым технологиям. Кровли разнообразные, черепица и другие.
Все на ТоАЗе делали?
Да. Но «Родничок» работает не только на «ТоАЗе». А здесь, в порту, мы начали работы только с середины августа. Приехали сюда по зову сердца. И сейчас развернулись, чтобы по мере сил охватить большой объем. Еще мы работаем в Екатеринбурге, там мраморный карьер. Там ведутся работы по устройству частных домов, ангары крупные делаем. Тоже очень большой объем работ ведем.
Вам нравится заказчик? Каков его портрет?
Конечно, хотелось бы Владимира Николаевича поближе увидеть. Проблемы, может быть, решались бы побыстрее. Это касалось бы и финансирования и обеспечения материалами. Потому что проходит достаточно много времени между тем как ушла бумажка из Тольятти к нему, и, в итоге, вернулась обратно, к нам в визой. Я слышал про его крутой нрав, но сам с ним не сталкивался. Мы стараемся работать успешно и не попадать «под раздачу». А иначе, зачем тогда сюда приезжать, если не планируешь качественно работать.
Что Вы здесь ведете?
Здесь первоочередные задачи под сдачу, чтобы обеспечить разгрузку аммиака. Вторая очередь 46 модуль. Там у нас устройство ограждения. Устраняем недоделки. 80% нашей работы это то, что другие бросают, когда уходят. На данный момент здесь 41 человек. Это много. У нас сейчас базу тут поставили, чтобы посты были сварочные, работа краном, бетонные работы. Это все требует складирования и ухода.
Недавно отправили Владимиру Николаевичу список первоочередных объемов. Вторая очередь – ремонт общежития, где размещена охрана. Это то, что нужно, но не в первую очередь. Сейчас все силы прилагаем для задач первой очереди. Монтаж полностью – электростанция, очистительная установка и компрессорная. Будем совместно с цехами завода стараться. Возникает проблема по проектной документации. Не всегда соответствует реальности. Согласование этого занимает время. Но все проблемы решаемы, когда есть осознанная цель.
А как вот жизнь и работа сочетаются?
Здесь нет никаких вопросов относительно питания, проживания. Может и бывают какие-то недостатки. Но как же без них? В этой жизни все бывает.
Планы у вас на будущее какие?
Есть работа, которую надо выполнять, которую требует заказчик. Будем стараться. Будем решать финансовые вопросы. Это в большей мере зависит от нашего руководителя. У нас на данный момент в работе 12 объектов. Расположены они в разных местах, и нужно, чтобы все вышло по рабочим графикам. Нужно все смотреть, все контролировать. Что мы и делаем повседневно.

Булатов Николай Васильевич, технический директор ООО «Сфера»:
Я с Владимиром Николаевичем на площадке пятый год. До этого был и бригадиром. И мастером, и прорабом. Здесь же, по Тамани работал в «Спецстрое». Все металлоконструкции монтировал со своими бригадами. Вы знаете, он, Владимир Николаевич, когда подходит, очень хорошо с людьми разговаривает. Спрашивает про проблемы. Мне понравилось и то, что ведет он себя как настоящий хозяин. Это же и приятно, и полезно, когда президент Корпорации просто подходит и разговаривает с рабочими, выслушивает людей. Хотя иногда говорят: «Зачем ты ему нажаловался?». А я отвечаю: «А почему надо молчать, если дело того требует? Или у вас рот не открывается?».
Он такой же человек. Он хозяин. Ему надо это построить, а мы – исполнители. Мы должны сделать так, как это надо, а не так, как кто-то хочет. Нам за это деньги платят. Он такой резкий, русский мужик, иногда чуть ли не с матюками. Но, если по-хорошему не понимают, то как с ними еще разговаривать?
Я давно с Махлаем знаком, а именно здесь с 2004 года. Все прошел: и когда нас с вертолета с объектов снимали, и когда приказывали убирать людей. Я все это прошел. И как корреспонденты тут ходили и выспрашивали, все искали «крамолу». А какая тут крамола может быть? Человек для страны порт хочет строить, но кому-то это поперек, как говориться, колеи.
Не хочу далеко лезть в политику, но люди просто хотели утопить этот порт. Был случай: захожу в магазин и заходят корреспонденты Ткачева. Спрашивают у местных бабушек, мол, как им понравится, что будет тут вот такая стройка... А они отвечают: «Он молодец – и воду нам провел, газ у нас сейчас будет Так что нам эта стройка не мешает, хоть один человек что-то полезное для нас делает». Мне так смешно стало, а корреспонденты стоят как вкопанные. Это ведь была в полном смысле «заказуха».
Интересный случай у Вас был...
И не один. Вот однажды мы делаем подъем, двумя кранами спаренные фермы поднимаем. Я стою наверху, чтобы меня видели. Когда очень сложные подъемы, я всегда всех убираю с площадки. И вот они, очередные горе-«корреспонденты», на повозке приезжают и снимают все это на свои фотокамеры. Задают вопросы: кто вы и что делаете? Я тихо говорю: «А идите-ка вы отсюда, кто вы вообще такие... Я занят, у меня ответственный подъем. Вон идите, останавливайте кого-то по дороге, с ним беседуйте». Так они мне стали угрожать, сто поговорят со мной по-иному. Потом стройку немного заморозили. На два года, даже на три.
А что Вы делали три года?
За три года я бригаду не растерял. Пригласил меня энергичный директор в другую фирму. Я всей бригадой перешел. В «Спецстрое», у Зубова, я был мастером. А здесь пригласили на должность главного инженера.
Но бригаду я всю сохранил. Вот как были со мной люди, 24 человека, восемь лет. Так и сейчас мы вместе. Я их везде таскаю с собой. Все квалифицированные, грамотные монтажники, сварщики. Здесь у нас поставлена задача, мы все строго работаем по сдельщине. Вся бригада разбита по звеньям, все знают свою задачу. И поэтому у нас все распланировано. Я сейчас штат сократил, отправил в отпуска. Потому что нет металла, хотя договоров подписано очень много. А ведь перспектива здесь большая.
Tags: livejournal
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments