Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

СУДЬБА ОТРАСЛИ

КТО СЕГОДНЯ МЕШАЕТ ВЫПОЛНЕНИЮ ПРОГРАММЫ КОМПЛЕКСНОГО РАЗВИТИЯ ОТРАСЛИ РОССИИ?

ЭТО БЫВШИЙ МИНИСТР ОЛЬШАНСКИЙ Н.М. И ГОСПОДИН РОВТ АЛЕКС ,СТАВШИЙ МИЛЛИАРДЕРОМ НА ОБМАНЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ И ПРОДАЖАХ ЭТОГО ТОВАРА ,О ЧЕМ ОН РАССКАЗЫВАЕТ В СВОИХ ИНТЕРВЬЮ .
ЭТИ ЛЮДИ НЕ ТОЛЬКО РАЗРУШАЛИ ОТРАСЛЕВЫЕ ЗАВОДЫ ПО ВЫПУСКУ МИНЕРАЛЬНЫХ УДОБРЕНИЙ ,ЛОМАЛИ СУДЬБЫ ЛЮДЕЙ И ЭТИМ НАНОСИЛИ ОГРОМНЫЙ УЩЕРБ ГОСУДАРСТВУ.
КОРПОРАЦИЯ ТОЛЬЯТТИАЗОТ СТАЛА У НИХ"КОСТЬЮ В ГОРЛЕ",КОТОРУЮ ДО СИХ ПОР НЕ МОГУТ ПРОГЛОТИТЬ.
ОРГАНИЗОВЫВАЮТ КОРРУПЦИОННЫЕ СХЕМЫ,ПОДДЕЛЫВАЮТ ДОКУМЕНТЫ,ПОДКУПАЮТ СМИ...
ЭТО ДЕЛАЕТСЯ ДЛЯ РАЗРУШЕНИЯ ТОЛЬЯТТИАЗОТ,НО И РОССИИ.
ДЛЯ ФИНАНСИРОВАНИЯ СВОИХ КРИМИНАЛЬНЫХ ДЕЛ ОСНОВАНЫ ОФШОРНЫЕ БАНКИ.
ВСЕ ЖЕ НАДЕЮСЬ ,ЧТО КОМПЕТЕНТНЫЕ ОРГАНЫ РОССИИ НАЧНУТ РАССМАТРИВАТЬ ДЕЛА КОРПОРАЦИИ И ПРИНИМАТЬ СПРАВЕДЛИВЫЕ РЕШЕНИЯ
В ПРАВОВОМ КОНСТИТУЦИОННОМ ПОЛЕ.

ИНТЕРВЬЮ СЕРГЕЯ МАХЛАЯ НЕЗАВИСИМОЙ ГАЗЕТЕ ОТ 10.02.2019

ПРОДОЛЖЕНИЕ
ВОПРОС...
Вы уже более двух лет не участвуете в управлении "Тольяттиазотом",а внимание к вам не угасает ни со стороны правоохранительных органов,ни со стороны прессы.Почему именно Вас ассоциируют с обороняющейся стороной в борьбе вокруг завода?
-Почему столько претензий именно ко мне,как я думаю, лучше спросить у стороны нападающей-у "Уралхима"(владеет пакетом примерно в 9% акций Тоаза).Считаю,что все дело против меня и завода незаконно,основано на обмане и,по моему убеждению,нацелено исключительно на захват"Тольяттиазота",с судьбами людей ,работающих здесь династиями.Большая часть моей жизни связана с химической отраслью и ТоАЗом,куда мы вслед за отцом переехали из Пермского края(до 1985 года Владимир Махлай возглавлял Губахинский химический завод ПО"Метанол"),вернулся в Пермь и поступил в Пермский политехнический институт на специальность"машины и аппараты химических производств".После первого курса отслужил в армии и вновь продолжил обучение в институте,оттуда на 3-м курсе перевелся в Тольяттинский политех и закончил его по той же самой специальности,добавив к ней "патентоведение"."Метанол" в Пермском крае ,в Губахе-детище отца.За это он получил множество наград и благодарностей.Правительство увидело его достижения и попросило наладить производство аммиака на Тольяттиазот.С большими сложностями ему пришлось столкнуться,чтобы вывести предприятие на проектную мощность.За это он получил"благодарность"-в виде бесконечных попыток захвата завода и уголовные дела,из-за которых с тяжелым сердцем вынужден был уехать из страны....Я на ТоАЗе продолжил дело отца.

За более чем 20 лет,попытки перехватить управление Толяттиазотом начались еще в 1996 году,то есть борьба идет уже больше 20 лет,завод научился успешно отражать атаки захватчиков разных мастей.Мы,поверьте,сталкивались со многим,но то,что происходит сегодня,переходит все границы.В России условия для бизнеса приобрели цивилизованные рамки,стали более прогнозируемы.А в случае с ТоАЗом мы видим отражение тех самых лихих 90-х,когда конкуренты использовали госструктуры в своих интересах и применяли для давления на бизнес далекие от законности и морали методы. К примеру,два года назад подбросили гранотомет и оружие,экстремисткие листовки с целью дискредитировать руководство предприятия,в чем признались после ареста организаторы этой операции.Я не говорю про продолжающееся массовое распространение порочащих публикаций на сомнительных сайтах,где меня представляют агентом то одной страны,то другой иностранной разведок,а завод вроде как рассыпающийся на части.
Определитесь наконец,чей я агент:будь я агентом,занимая пост председателя совета директоров,не развивал бы завод,не занимался его модернизацией,а должен был развалить и распродать на металлолом,чтобы лишить Россию экспортной выручки,налоговых отчислений,а тысячи работников выбросить на улицу для создания социальной нестабильности. Что касается уже упомянутого судебного процесса,то он тоже построен на нелепых обвинениях.

ЧЕМ ЖЕ ЗАСЛУЖИЛ МИРОВОЕ ПРИЗНАНИЕ В.Н.МАХЛАЙ

Разумеется ,генеральный директор прав-есть разумный баланс между количеством социальных благ и движением предприятия вперед.Но сейчас меня интересует другое:диалектика успеха этого 59-летнего человека,о котором известная американская газета написала таинственную фразу:"Это мененджер старой формации с чертами руководителя двадцать первого века".
Кабинет у него просторный,а стол маленький,он сидит по-домашнему,чуть сутулясь,глаза голубые,огромные от очков,улыбка застенчиво-простодушная.
Давно не видел в других кабинетах таких лиц и такой улыбки.
-Как попал на Тоаз?
Министр Петрищев заставил,царствие ему небесное.Говорит,поедешь в отпуск,в Тольятти загляни на экскурсию...Хитрый был мужик.Заехал,посмотрел-хуже некуда: пять лет после пуска,а из шести агрегатов работают два,да и те,постоянно ремонтируются.Министру доложил,он обрадовался:"Вот и принимай завод". А я на своем химкомбинате в Губахе-это на Урале ,на севере Пермской области,-только-только дело наладил, завод метанола пустил,и на тебе...
-Но все оказалось куда страшнее ,чем я думал-продолжает Владимир Николаевич.Я приехал в 85-м,продолжаетВладимир Николаевич,26 апреля и поскольку завод стоит,отдаю приказ:работать в праздники-план,график,одная бригада должная выйти,другая. Прихожу первого мая,второго-вообще никто не работает,можете представить? А четвертого по халатности сожгли реакционные трубы на шестом агрегате.Там пятьсот труб по 11 метров-это 5 миллионов долларов.Я-опять приказ:выйти на День Победы и вручную всю эту гарь долбить длинными такими шестами,и опять никого!
Тогда я,конечно,рассвирипел,вытащил главного инженера,начальников цехов всех машиной собрал,каждому цеху дал ряд труб и сам полез туда и взял с собой директора учебно-курсового комбината,говорю:"Ты будешь рядом работать,чтоб знал ,как учить".На Урале у нас была подобная ситуация,но там я проще поступил:снял всех операторов-мужиков,которые напортачили,а начальником смены женщину поставил. И больше никогда такого не было..В общем,два месяца мы трубы чистили,но это не самая страшная авария...
И Махлай принимается живописать со всеми подробностями,видно крепко врезалась ему в память эта "теплая встреча" на лучшем в мире заводе:одновременно с сожжеными трубами пришлось запускать колонну синтеза на втором агрегате и опять абсурд,бестолковщина: асы-ремонтники,пять месяцев плюхались,пока не приехал новый директор,не залез на эту колонну и не нашел дыру,сквозь которую катализатор в теплообменник проваливался..Горели котлы,потому что вместо обессоленной воды,использовалась обычная речная,а от нее ,каждый школьник знает,даже в чайнике накипь,так что же творилось в котлах при температуре в полтыщи градусов?!От вибрации,превыщающей все разумные нормы,взрывались компрессоры.Один раз маховик турбины с полтонны весом вылетел сквозь стену-чудом никто не погиб. Люди просто-напросто не умели обращаться с японским,американским,чешским оборудованием. Вдобак проект оказался сырым.
Но самое неожиданное открытие Махлай сделал,когда наконец осознал:многие не хотят ,чтобы завод заработал-зарплата во время ремонта идет по повышенному тарифу,а хлопот меньше.Вот и крутился генеральный(как тогда говорили-комиссарил) в этом жутком треугольнике,где и сломали головы два его предшественника:Проект-Технология -Коллектив.
Он поменял всех главных специалистов и руководителей отделов,разыскал и подключил к исправлению проекта зарубежных ученых. Он по трое-четверо суток не уходил с завода,в январские морозы во время крупной аварии на водоводе организовывал прямо в поле горячее питание,устраивал разносы и прикрывал своей широкой грудью перед набежавшим городским начальством.
Тем временем это вышестоящее начальство,оберегая репутацию отечественной химии,действовало в лучших традициях:министр слал в Тольятти "шпионов" разведать,почему Махлай с пуском тянет(залатал бы наскоро бреши,дал продукт,а уж потом разбирайся с этими железками более обстоятельно),а горком партии за восемь месяцев влепил директору-варягу семь выговоров и обложил его со всех сторон проверками:техника безопасности,санэпидемстанция,народный контроль..
Слушая Владимира Николаевича,я думал:мы стали уже забывать,что такое приказная экономика,а зря.Неужели,спросил,не хотелось сбежать от всего этого?
После январского выговора,признался он,я нашему куратору в ЦК КПСС все выложил и обьявил,что возвращаюсь в Губаху.От меня отстали,на бюро горкома даже похвалили-какую аварию предотвратил!И ограничились обсуждением.Просто надо было выдержать эти нагрузки.И поставить завод на нормальные рельсы.Опыт Губахи мне сильно помог.

АМЕРИКА НАЗЫВАЕТ ЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕМ XX1 ВЕКА газета РАБОЧАЯ ТРИБУНА ОТ 26 ЯНВАРЯ 1996Г.

ЧЕМ ЖЕ ЗАСЛУЖИЛ МИРОВОЕ ПРИЗНАНИЕ ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР АО"ТОЛЬЯТТИНСКИЙ АЗОТНЫЙ ЗАВОД "?
Приказная экономика :ОХОТА НА ВАРЯГА
Так устроена человеческая психология : вокруг победителя быстро рождается миф о золотой рыбке,которая ,которая,якобы,сама сама приплыла в его руки.
Примерный такой миф родился и в Тольятти:приехал Махлай и ему преподнесли на блюдечке современный завод с продукцией,без которой не может прожить ни российский крестьянин,ни американский фермер.А когда нашу промышленность"отпустили на волю" грех было от переизбытка денег не начать строить все подряд и скупать акции разорившихся предприятий ...
Городская газета даже опубликовала сериал под рубрикой "В царстве Махлая".Каждая публикация -о новом тоазовском приобретении.
Впрочем миф о золотой рыбке назад усложнила история с приобретением завода "Волгоцеммаш".Это крупнейшее в СНГ предприятие по производству цементного оборудования и в некотором смысле символ старого Тольятти.В свое время до пришествия автогиганта-"Волгоцеммаш" был кузницей лучших инженерных и рабочих кадров,но вот уже несколько лет сильно смахивал на банкрота.Когда ТоАЗ скупил его акции и на место убеленных сединами руководителей пришла молодая команда,многие сочли это безумием:ВЦМ встал потому что страна перестала строиться,ничего нового там не изобрести и завод этот не поднять!
Я эти разговоры слышал и на самом ТоАЗе,но в другой интерпретации"За два месяца 60 миллиардов в ВЦМ грохнули,как в черную дыру !Лучше б зарплату увеличили,а то 800тысяч -разве деньги?
Человек ,говоривший это,на ТоАЗе с первого колышка,рядовой инженер.У него заводская квартира средней метражности и машина уже не первая.На службу его привозит и увозит новенький венгерский "Икарус" тоазовской сборки.Он бесплатно ездил туристом в Европу и еще поедет.Он построил дачу из тоазовского кирпича по смешной цене-50 рублей за штуку.И за последние десять лет ему почему-то ни разу не задержали зарплату.Ну и,конечно,еще он акционер и полагает,что все это"царство Махлая "-огромные деньги,их бы на круг поделить и жить безбедно.
А знаете,-смеется Владимир Николаевич,-это нам плюс-наш акционер собственником себя чувствует и начинает вычислять.Но я,нанятый им директор,тоже считать умею: в области 19 предприятий химического профиля,так мы всегда на втором-третьем месте по зарплате,дивиденды-500 процентов.Можем и больше платить.На "Куйбышевазоте" платят,так там уже один агрегат,правда старенький ,им не принадлежит-газовики за долги забрали.И нас ждут; цена за газ сьедает больше половины всех затрат,представляете? Разумеется,генеральный директор прав-есть разумный баланс между количеством социальных благ и движением предприятия вперед.
продолжение следует....

(no subject)



СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ.


Декабрь 78-го. Введено в строй уникальное хранилище жидкого аммиака, способное принять одновременно 52 тыс. тонн продукта.

7 апреля 79-го. Получен первый аммиак.

Декабрь 79-го. Введен агрегат карбамида.

6 апреля 80-го. За участие в пусконаладочных работах первые награды вручены двадцати тоазовцами. Трое стали кавалерами ордена Трудового Красного Знамени – зам.диретора по капстроительству Г.В.Виноградов, оператор первого агрегата аммиака А.Ф.Бышкин и его коллега с первого агрегата карбамида В.В.Киряков.

18 августа 80-го. На склад поступили первые 100 тонн гранул плодородия карбамида.

Сентябрь 80-го. Пущен второй (последний) агрегат карбамида. Проектные мощности производства карбамида укомплектованы.

1 апреля 81-го. Приказом Минудобрений ТоАЗ выведен из состава объединения «Куйбышевазот» и преобразован в самостоятельное предприятие ПО «Тольяттиазот».

3 ноября 81-го. 0 часов 30 минут. Закончено заполнение аммиакопровода Тольятти-Одесса.

9 августа 83-го. На установке по выпуску жидкой двуокиси углерода получена первая продукция.

Декабрь 83-го. Всему товарному аммиаку, выпускаемому ПО «Тольяттиазот», присвоен Государственный Знак качества.

Октябрь 85-го. Сдана в эксплуатацию установка получения карбамидоформальдегидной смолы (КФС).

Июнь 86-го. Введен в строй седьмой (последний) агрегат аммиака. Проектные мощности производства аммиака укомплектованы.

Октябрь 87-го. Аммиаку повторно присвоен государственный. Знак качества.

Апрель 88-го. Карбамиду присвоен государственный Знак качества.

21 ноября 88-го. Впервые превышена суточная проектная выработка аммиака: всеми семью агрегатами произведено 9 тыс. 195 тонн продукта.

Март 89-го. Первые выборы руководителя предприятия на конференции трудового коллетива – им избран В.Н.Махлай.

Ноябрь 89-го. На заводе состоялся международный семинар на тему «Сепарация газов на мембранах системы призм» с участием представителей фирмы «Монсанто» (США), Минудобрений и Министерства нефтехимического промышленности.

Июнь 90-го. На базе ПО «Тольяттиазот» проведено совещание главных инженеров и специалистов предприятий и институтов Ассоциации «Агрохим». Тема: «Эксплуатация крупнотоннажных агрегатов аммиака».

Декабрь 90-го. Введена установка получения аммиачной воды в составе комплекса «Монсанто».

Март 92-го. Получена первая продукция на входящем в объединение кирпичном заводе.

(no subject)



«Волгоцеммаш» (ВЦМ) был создан в 1956 году, когда в Советском союзе энергично, масштабно строили новые города и поселки, заводы, фабрики, электростанции. Тогда, по существу, заново создавалась цементная промышленность. ВЦМ оснастил 85 цементных заводов. В 80-е годы СССР вышел на первое место в мире по производству цемента. В этом большом достижении есть и вклад тольяттинских машиностроителей. Завод был награжден орденом Трудового Красного Знамени. А затем наступили другие времена...
Одна за другой затухали стройки. Мастеровые люди, инженеры, специалисты разных профессий подавались кто в челноки, кто в охранники... Нынешним летом сразу в двух пограничных городах России, Благовещенске и Белгороде, открыли памятники челнокам. Что ж, эти люди, которых государство в 90-е годы бросило на произвол судьбы, сумели найти дело для себя, прокормить свои семьи, пополнить пустеющие прилавки. Но был у этого челночного бизнеса и другой аспект, о чем с болью говорили руководители предприятий, которых тревожили судьбы отечественной промышленности.
Помнится, и Владимир Николаевич Махлай, президент корпорации «Тольяттиазот», считал, что так подрывается экономика регионов, специализирующихся на легкой промышленности, на выпуске товаров широкого потребления. А в этом ряду – и кирпич, и черепица, и цемент. Его выношенное убеждение: надо развивать производство в своей стране. Так в корпорации появился свой кирпичный завод. Владимир Махлай по праву гордится: «Завод получился на славу, мощность 60 млн штук в год. И сегодня он – лучший и в городе, и в области. И окупился уже трижды. Мы теперь вторую очередь готовимся сдать в эксплуатацию, будем выпускать 120 млн штук кирпича в год». В этом махлаевском ряду и переработка леса в вологодском поселке Шексна, выпуск древесностружечных плит, плит МДФ для мебели, выпуск качественной доступной мебели...
«Волгоцеммаш» чувствовал на себе общую ситуацию в экономике страны. Заказов практически не было. Росли долги по зарплате, в бюджет... Завод растаскивали, как многие другие предприятия, в том числе известный в свое время на всю страну тольяттинский «Фосфор».
Но ВЦМ ждала иная судьба. И в этом сказался стратегический расчет президента корпорации, председателя Совета директоров ОАО «Волгоцеммаш» Владимира Николаевича Махлая. Он верил – нет, это не экономическая категория – он рассчитал: у завода есть будущее. Возрождающаяся страна будет нуждаться в цементе, значит, будет востребовано машиностроение для цементной промышленности.
Первая задача, которая стояла перед генеральным директором предприятия Евгением Королевым, экономистом по образованию, - расплатиться с долгами. «Более 600 миллионов рублей только перед бюджетными и внебюджетными фондами, - рассказывал Евгений Анатольевич. – Для сравнения: годовой оборот завода составлял 600 млн рублей. Уплатить их нужно было в первую очередь, потому что предприятие-должник – это не предприятие». Шаг за шагом «Волгоцеммаш» становился на ноги. Обновлял команду управленцев. К примеру, Игорь Норик стал главным инженером в 29 лет.
Он родился 10 апреля 1976 года в Казахстане, в городе Темиртау. В 1998 году окончил Карагандинский металлургический институт по специальности «Электропривод и автоматизация метуллургических комплексов». Инженер-электрик. Далее начальник двух цехов – механосборочного и чугунолитейного. Первая служебная ступенька на «Волгоцеммаше» - мастер по ремонту оборудования. В июне 2005 года с должности начальника цеха назначен главным инженером. Генеральный директор и главный инженер прекрасно дополняют друг друга.
Прогноз Махлая полностью оправдался. В России снова строительный бум. Остро не хватает цемента. Планируется построить до тридцати новых заводов. Заказы «Волгоцеммашу» на цементное оборудование, производственные линии выросли по сравнению с прошлым годом в три раза и – что радует – продолжают расти. Спрос, по расчетам, будет оставаться таким же в ближайшие пять-десять лет. Вопреки утверждениям о том, что «в России практически умерло и машиностроение ждя цементной промышленности» (цитирую одну из столичных газет). Нет, не умерла эта подотрасль машиностроения. Напротив, живет и развивается. И это вселяет надежду на то, что скоро изменится положение с цементом. Значит, у ВЦМ хорошие перспективы: его дробилки, цементные печи, теплообменники, редуктора, мельницы – нарасхват.
В первые послевоенные годы в нашей стране, как уже отмечалось, активно велось строительство. На многих цементных заводах той поры оборудование устарело, необходимы замена, ремонт или модернизация. В Тольятти эту ситуацию проанализировали и готовы боротьсяза большой рынок.
Чем это предприятие отличается от аналогичных заводов?
Существенное отличие, рассказывают мои собеседники в уникальном характере выпускаемого оборудования. Только здесь производят специализированное цементное оборудование. На «Волгоцеммаше» полный комплекс: сталилитейный цех, кузнечно-прессовый, сварочно-сборочный, механическая обработка. А на других предприятиях может быть так: есть механосборочный парк, но, сказжем, нет металлургии или нет освоенных технологий по производству цементного оборудования.
- Сегодня нет, а завтра может быть , - замечает журналист собесеедникам.
- Конечно. Расслабляться нельзя. Мы считаемся с возможной конкуренцией.
Важный компонет современного машиностроительного комплекса – собственная металлургическая база. Это один из разделов перспективного плана развития завода. Главная цель,которую ставит президент корпорации, - выйти на мировой уровень. А для этого надо преобразовывать нынешний «Волгоцеммаш» в современный сильный завод. По всем направлениям, чтобы охватить и цементный рынок, и энергетику, в перспективе – и атомную промышленность.
Другая важная задача, которой инженерный корпус завода уделяет особое внимание, - максимально снизить зависимость от человеческого фактора. Издавна, к примеру, качество металла зависело и зависит сейчас от сталевара. А на современном металлургическом оборудовании все процессы автоматизируются. Также, допустим, токарное дело. Все знают, как ценятся профессиональные навыки токаря. В коллективе ставят задачу: от главного технолога задание в электронном виде должно поступать в цех, в электронном же виде передаваться на станок, который программу примет и обработает деталь автоматически или в полуавтоматическом режиме. Словом, как можно больше автоматизировать производство.
«Волгоцеммаш» подписал контракт с итальянской фирмой «Даниэли» на закупку самого современного металлургического оборудования. Эта электродуговая печь, печь-ковш, вакууматор, современная газоочистка и другое вспомогательное оборудование. Пуск этого комплекса намечен на конец 2009 – начало 2010 года.
- Такие комплексы в мире можно по пальцам посчитать, - замечает Владимир Махлай в интервью «Трибуне». – Но корпорация идет на эти затраты. Теперь ВЦМ будет выпускать не просто качественные стали, а высококачественные спецстали разных марок, отвечающие самым высоким требованиям мировых стандартов.
В цехе фасонного литья освоена новая система формовки на базе холоднотвердеющих смесей. Запущен 30-тонный смеситель итальянской фирмы JMF. К осени намечено пустить 100-тонный смеситель. В мире таких 100-тонных агрегатов не более 8. Планируется в ближайшее время полностью перейти на технологию холоднотвердеющих смесей.
В планах – освоение новых видов продукции. Скоро будет получен патент на новый охладитель клинкера. Разрабатывается высокопроизводительный комплекс по производству цемента. Если есть карьер, то, естественно, надо построить высокопроизводительный цементный комплекс. Заводские конструкторы разработали современную печь по сухому способу производства цемента производительностью 1 млн тонн клинкера в год. Эта печь по всем показателям не уступает зарубежным.
Оборудование с маркой ВЦМ идет в 32 страны. Среди них и те, где Советский Союз строил цементные заводы. Сейчас они нуждаются в технологическом перевооружении.
На многих машиностроительных заводах не хватает кадров. Конечно, эта проблема не обошла и «Волгоцеммаш». Но послушаем начальника отдела кадров завода Людмилу Лозгачеву. Она отмечает качественное изменение в стандартном потоке принятых и уволенных. Во-первых, принятых стабильно больше. Во-вторых, из-за зарплаты, как прежде, не увольняются, заработком, к которому плюсуется социальный пакет, люди довольны. Крупное, молодое пополнение пришло за последнее время в специальное конструкторское бюро, в отделы главного сварщика, главного конструктора, технолога, металлурга. Больше стали готовить молодых рабочих на самом заводе.
Сплав молодости и опыта – банальные слова. Но на «Волгоцеммаше» - это, как говорится, факт.
- Наш завод, особенный, - говорят и ветераны, и молодые люди. – Здесь год, как один день, пролетает. Коллектив – сплоченный, дружный, замечатеьный. Такому по плечцу любая задача.
Весь коллектив в начале года поздравил с 80-летием уникального специалиста Василия Ивановича Декуна. Он работает резьбошлифовщиком. Воспитал десятки молодых рабочих. Кстати, он трудился мастером, инженером и старшим инженером.
В новом большом доме, который корпорация «ТОАЗ» готовит к сдаче, получат жилье и работники «Волгоцеммаша». Это только одна часть социальной программы, которая реализуется на заводе.
Время оставило свою печать на заводских корпусах. Старый цех проще снести и построить новый,чем вкладываться в реконструкцию. Те цеха планировались под старое оборудование, а сейчас совершенно новые технические решения есть. Да и попробуй обогреть – там потолки высоченные. С новым оборудованием надо вписаться, логистику учесть, компактный цех сделать. И плюс остановить производство, а это нецелесообразно. В итоге родилось другое предложение – использовать базовый кузнечно-прессовый цех 6-тысячным прессом и рядом с ним создать современный металлургический комплекс. На освободившихся площадях можно освивать новые виды продукции. Один шаг в этом направлении уже сделан – идет строительство современного сталеплавительного цеха. Далее – цех фасонного литья, кузнечно-прессовый, цех по производству строительной арматуры. Территория завода позволяет строить новые цеха. При этом завод переносит ряд новых производств вглубь промышленной зоны. И по механосборочному производству задумки есть – создать механосборочную современную базу. Со временем все производство перенести в один цех. Оснастить его современной техникой. Совсем недавно ВЦМ встречал гостей из других городов и регионов. Это было нечто вроде заводского Дня открытых дверей...
- Да, мы собрали у себя представителей ведущих цементных заводов, других предприятий, - говорил мне Игорь Андреевич Норик. – Среди наших постоянных партнеров такие известные компании, как ОАО «Сода», заводы торгового дома «Сибирский цемент», группы «Русал», ЗАО «Евроцемент ресурс», ОАО «Мордовцемент», ОАО «Самарский подшипниковый завод», АО «Алюминий Казахстан», другие цементные заводы России, СНГ, ряда стран дальнего зарубежья. Провели гостей по своим цехам. Не скрывали проблем, но и показали, что мы уверенно развиваемся, что можем делать. Коллеги убедились, что с нами можно иметь дело. И портфель заказов начал расти. С другой стороны – сами объехали цементные заводы, направляли группы конструкторов. Чтобы они прямые контакты налаживали, общались. Это ведь во взаимных интересах.
Да,цементное машиностроение в России развивается. «Волгоцеммаш» здравствует, чего и желает всем своим партнерам.

Источник:
Статья: Ростислав Андриянов
Тольятти – Москва
14-20 августа 2008 №30 (10225)
www.tribuna.ru



Фото: Фотоблог Вадима Кондратьева
https://chronograph.livejournal.com/110849.html

КТО ОСТАНАВЛИВАЛ ДЕСАНТ НА ТАМАНЬ - бывший губернатор Краснодарского края ТКАЧЕВ (продолжение)

shapka with words.jpg

Дмитрий Александрович Лукьянченко. Начальник цеха 98:
Мы трудимся на объекте БОС – биологических очистных сооружениях в течение трех недель. Занимаемся обвязкой усреднителей сточных вод. Этот объект был обозначен руководством как важный и приоритетный. Были взяты чертежи, была проведена работа по ним. Приступили к монтажу. Получению материала. Ведем обвязку внешней и внутренней части. Внешнюю часть я планирую закончить в срок по обвязке, и затем монтировать внутреннюю часть, это уже будет работа внутри емкости.
Вам задачи ясны и понятны?
У меня есть монтажный участок, который я сюда привез. Разобрался в чертежах, определил участок для работы. В дальнейшем, возможно, мы возьмем еще какой-нибудь объект.
А кто у вас рабочие специалисты? Хорошо работают?
Ну, я бы выделил из своей бригады сварщика 6 разряда Вуковского Павла. Сейчас он работает по воде, для него это легкая задача. А вообще он может работать по высокому давлению Тут профессионализм сказывается в скорости исполнения шва. Работа сварщика 4 разряда отличается от работы сварщика 6 разряда. У Вас добросовестные люди, все старательно делают. Как муравьи делают свои дела, хотя для многих они в новинку: новая отрасль, новые объекты.
Тут, наверное, две вещи влияют: это корпоративный дух, который развит очень хорошо. Плюс понимание ситуации. Сейчас ситуация во всем мире тяжелая, и завод не исключение. Руководство определило важную стратегическую задачу. Порт имеет для нас, для всего производства очень большое значение. Каждый человек понял это, отсюда те старания, которые они проявляют на площадке.
Вы и дальше здесь будете? До победного начала?
Да, мы опять приедем, будем заканчивать свои работы. Сегодня открыли чертежи. Посмотрели – кое-чего нет. Что мы сейчас имеем, то смонтируем. А дальше поступит недостающее. Надеемся, что поступит. Затем возьмем еще какой-нибудь объект. Если определят в другом месте – значит будем в другом. Будем стараться, ведь невыполнимых задач у нас нет.

Александр Владимирович Удодов, начальник участка цехе 107:
Здесь мы сейчас ремонтируем узел распределения пожаротушения сливной эстакады. К завтрашнему дню его закончим и переходим на основную эстакаду линии пожаротушения.
Большой объем?
Да, объем большой. В составе у меня четыре слесаря и сварщик. И два сварщика из 99-го цеха. Семь человек и я восьмой. Технологически тут все отлажено, материал есть. Теперь только работа и работа.
А потом?
Потом переходим на резервуар жидкого аммиака. Тоже на линии пожаротушения, два узла распределения, по периметру.
Как Вас руководство за тысячу километров перебросило сюда?
Ну а что же? Надо. Мы на руководство не обижаемся. Зарплата вовремя, и все остальное. Я на ТоАЗе работаю с 1993 года, на жизнь не жалуюсь.
А какие-то здесь у вас проблемы есть?
Есть только производственные. Но это все в пределах работы. На любой стройке это есть, и все решается в рабочем порядке. Я же начинал с самого начала. Сюда в 2002 году приехал первый раз. Кран собирали на разгрузке для железнодорожной ветки. И вот с того дня начал постоянно ездить. Хочется увидеть, наконец, торжественный пуск наших объектов. Я уверен, что он будет. И уже скоро.

Константин Викторович Сенчев, инженер по капитальному строительству и ремонту, цех 48:
Сначала немножко о себе: кто, что, откуда, как?
После института чуть более года проработал в одной фирме. Уже после этого устроился на «Тольяттиазот», это было больше двух лет тому назад. В начале года сюда стали приезжать комиссии. Все только разворачивалось после долгого простоя.
Когда я приехал, первые впечатления были не особо радостные. Потом, когда уже начал изучать проект, мне он понравился. Понравилось, что здесь есть все виды строительных работ. Я даже написал письмо, чтобы остаться здесь постоянно. Потому что я и мой куратор ездили сюда по очереди, что было крайне неудобно. В Тольятти оставались объекты, которые я курировал. Там я не успевал и здесь, приедешь – уже все по-другому, все изменилось. И я решил остаться здесь постоянно.
А почему? Только из-за удобства?
Не только дело, как говорится, в профессиональном интересе. Мне очень понравилась стройка. Здесь колоссальный опыт Не могу сказать, что я сверхзамечательный специалист, но все свои знания я здесь вкладываю. Если посмотреть, здесь есть все. Осталось только аэродром построить или железнодорожный вокзал. Ну, если Владимир Николаевич решит, что надо – так будет и аэропорт, и вокзал. У нас так.
Если же без шуток, то здесь и производственные корпуса, и жилищное строительство, и гидротехнические сооружения. Колоссальный проект, одним словом. По мере его полного изучения я был просто потрясен масштабом.
И вот Вы решили поучаствовать в этом проекте...
Ну да. 8 августа 2008 года у меня была свадьба. Посоветовавшись с супругой. Мы приняли решение переехать сюда на период строительства. А в Тольятти у нас друзья, но они потерпят, подождут. Здесь ведь все специалисты так: приезжают-уезжают на какой-то определенный период. Я решил остаться тут до конца строительства.
Каковы Ваши функции здесь?
Курирование объектов: осуществляю технический надзор над всеми объектами строительства. Чтобы все, что было по проекту, было сделано по нормам. Конечно, как и на каждой стройке, здесь есть какие-то нарушения. Если есть какие-то вопросы, которые я не могу решить на месте, мы обращаемся к специалистам ТИАПа, решаем с ними технические задачи. Бывает, что на объекте сталкиваешься со сложностями. Стараемся все решать оперативно, чтобы не было потерь в качестве. Я понимаю всю ответственность, которая лежит на техническом надзоре.
Какие объекты наиболее сложные для Вас с точки зрения курирования?
В первую очередь, это – армирование. Сейчас вот к защитным сооружениям приступаем. Разбираемся с ТИАПом, там типовой проект непонятно как армируется. Туннель делают подземный, но там вроде все в порядке. Для меня сложна гидротехническая часть. Под причалом, на самой эстакаде пойдут работы.
Вы свою будущность какой видите? Вот закончите первую очередь, перережут красную ленточку... А дальше что?
А дальше? Есть другие объекты. Зерновой комплекс, например. Пока там работы не ведутся, но ведь это тоже надо все поднимать. На складе сыпучих тоже много работы, там будет карбамид. Есть бетонный завод. Жилые дома. Да вообще тут работы много.

Евгений Николаевич Куренков, начальник участка, цех 99:
Я родом из Саратовской области, рабочий поселок Ивантеевка. В свое время, после десятилетки, приехал в Тольятти. Окончил ПТУ 52 на базе ТоАЗа, это было в 1976 году. Потом была служба в армии, после армии институт, а уже после института стройка. Сперва работал 17 лет сварщиком. Потом потихоньку дошел до старшего мастера. Моя работа заключается в организации сварочных работ по монтажу нефтехимии, газопроводов, металлоконструкций. Специалист третьего уровня по сварке.
Сюда Вы как прибыли?
Сюда я прибыл на вахту. За это время многое осилили, многое сделали. Если судить по отчетам, то можно даже и напомнить, что мы сделали. Прокинули в объединенной насосной 820-ую трубу, очень много сварки ответственной, с нержавейкой. В трубопроводах под засыпку. Изготовили переход с 720 на 273. Идет работа по монтажу малой компрессорной. По всей стойке работают мои сварщики. Их у меня в подчинении 7 человек. Все высококвалифицированные и аттестованные на все виды работ. Средний возраст сварщиков 35-40 лет. Все работают отлично, никаких претензий нет.
Могу отметить некоторых сварщиков. Есть у нас такой Зеленушкин Михаил, 6 разряд, профессионал, аттестован на все виды работ. Исключительно работает. Еще Бобов Дмитрий, Комаров Дмитрий, Бахтин Алексей, Куликов Сергей, Крючков Иван. Сварщики все высокой квалификации, и дисциплина у них на высоте. Объемы работ нас не пугают. Стройка и есть стройка, тут глаза боятся, а руки делают. Если пасовать перед объемами, то значит лучше и не приступать к работе. Меня не пугают стройки, потому что уже проработал в своей жизни на монтаже и в стройсервисе.
Как Вам вообще нравится данный объект?
Грандиозный. Стройка нужна не только ТоАЗу, но и России. Это выход в море, это большая экономия средств, чтобы не платить нашим соседям огромные средства за поставку аммиака, например. Второй момент: строительство порта многоцелевое: тут еще и сухие грузы будут, сыпучие грузы и прочее. Это – польза для всего Краснодарского края. Они уже начали это понимать. Точки соприкосновения найдены и работа пошла полным ходом.
Я выполняю тут функцию технического надзора за подрядчиками. Тут есть такие организации, как «Энергомонтаж». Отличные ребята, полный порядок с документацией и производством работ. Это лучшая из подрядчиков, достойная организация.
Бытовые условия каковы?
Кормят нас здесь очень хорошо. Вкусно и качественно. Проживаем в коттеджах, как говориться в тесноте, да не в обиде. Постель меняют, жуш есть. Да и море рядом. Летом здесь хорошо. После работы пришел – искупался, кругом дельфины плавают. Когда ы Керченский пролив заходят корабли, видно как дельфины сопровождают караваны судов.

scan0006.jpg

Вячеслав Александрович Рябов, прораб ООО «Родничок»:
Наш профиль - общестроительные работы. В данный момент под руководством директора, которого мы ценим и любим, стали появляться «ответвления» на «Тольяттиазоте». И кровлей мы занимаемся, у нас большой опыт в кровлях. Монолит – это моя специализация. Я, когда пришел на стройку после института, первое, что было – монолитный дом. Изначально бетонные работы. Кирпичная кладка, многие виды работ по устройству чистых полов по новым технологиям. Кровли разнообразные, черепица и другие.
Все на ТоАЗе делали?
Да. Но «Родничок» работает не только на «ТоАЗе». А здесь, в порту, мы начали работы только с середины августа. Приехали сюда по зову сердца. И сейчас развернулись, чтобы по мере сил охватить большой объем. Еще мы работаем в Екатеринбурге, там мраморный карьер. Там ведутся работы по устройству частных домов, ангары крупные делаем. Тоже очень большой объем работ ведем.
Вам нравится заказчик? Каков его портрет?
Конечно, хотелось бы Владимира Николаевича поближе увидеть. Проблемы, может быть, решались бы побыстрее. Это касалось бы и финансирования и обеспечения материалами. Потому что проходит достаточно много времени между тем как ушла бумажка из Тольятти к нему, и, в итоге, вернулась обратно, к нам в визой. Я слышал про его крутой нрав, но сам с ним не сталкивался. Мы стараемся работать успешно и не попадать «под раздачу». А иначе, зачем тогда сюда приезжать, если не планируешь качественно работать.
Что Вы здесь ведете?
Здесь первоочередные задачи под сдачу, чтобы обеспечить разгрузку аммиака. Вторая очередь 46 модуль. Там у нас устройство ограждения. Устраняем недоделки. 80% нашей работы это то, что другие бросают, когда уходят. На данный момент здесь 41 человек. Это много. У нас сейчас базу тут поставили, чтобы посты были сварочные, работа краном, бетонные работы. Это все требует складирования и ухода.
Недавно отправили Владимиру Николаевичу список первоочередных объемов. Вторая очередь – ремонт общежития, где размещена охрана. Это то, что нужно, но не в первую очередь. Сейчас все силы прилагаем для задач первой очереди. Монтаж полностью – электростанция, очистительная установка и компрессорная. Будем совместно с цехами завода стараться. Возникает проблема по проектной документации. Не всегда соответствует реальности. Согласование этого занимает время. Но все проблемы решаемы, когда есть осознанная цель.
А как вот жизнь и работа сочетаются?
Здесь нет никаких вопросов относительно питания, проживания. Может и бывают какие-то недостатки. Но как же без них? В этой жизни все бывает.
Планы у вас на будущее какие?
Есть работа, которую надо выполнять, которую требует заказчик. Будем стараться. Будем решать финансовые вопросы. Это в большей мере зависит от нашего руководителя. У нас на данный момент в работе 12 объектов. Расположены они в разных местах, и нужно, чтобы все вышло по рабочим графикам. Нужно все смотреть, все контролировать. Что мы и делаем повседневно.

Булатов Николай Васильевич, технический директор ООО «Сфера»:
Я с Владимиром Николаевичем на площадке пятый год. До этого был и бригадиром. И мастером, и прорабом. Здесь же, по Тамани работал в «Спецстрое». Все металлоконструкции монтировал со своими бригадами. Вы знаете, он, Владимир Николаевич, когда подходит, очень хорошо с людьми разговаривает. Спрашивает про проблемы. Мне понравилось и то, что ведет он себя как настоящий хозяин. Это же и приятно, и полезно, когда президент Корпорации просто подходит и разговаривает с рабочими, выслушивает людей. Хотя иногда говорят: «Зачем ты ему нажаловался?». А я отвечаю: «А почему надо молчать, если дело того требует? Или у вас рот не открывается?».
Он такой же человек. Он хозяин. Ему надо это построить, а мы – исполнители. Мы должны сделать так, как это надо, а не так, как кто-то хочет. Нам за это деньги платят. Он такой резкий, русский мужик, иногда чуть ли не с матюками. Но, если по-хорошему не понимают, то как с ними еще разговаривать?
Я давно с Махлаем знаком, а именно здесь с 2004 года. Все прошел: и когда нас с вертолета с объектов снимали, и когда приказывали убирать людей. Я все это прошел. И как корреспонденты тут ходили и выспрашивали, все искали «крамолу». А какая тут крамола может быть? Человек для страны порт хочет строить, но кому-то это поперек, как говориться, колеи.
Не хочу далеко лезть в политику, но люди просто хотели утопить этот порт. Был случай: захожу в магазин и заходят корреспонденты Ткачева. Спрашивают у местных бабушек, мол, как им понравится, что будет тут вот такая стройка... А они отвечают: «Он молодец – и воду нам провел, газ у нас сейчас будет Так что нам эта стройка не мешает, хоть один человек что-то полезное для нас делает». Мне так смешно стало, а корреспонденты стоят как вкопанные. Это ведь была в полном смысле «заказуха».
Интересный случай у Вас был...
И не один. Вот однажды мы делаем подъем, двумя кранами спаренные фермы поднимаем. Я стою наверху, чтобы меня видели. Когда очень сложные подъемы, я всегда всех убираю с площадки. И вот они, очередные горе-«корреспонденты», на повозке приезжают и снимают все это на свои фотокамеры. Задают вопросы: кто вы и что делаете? Я тихо говорю: «А идите-ка вы отсюда, кто вы вообще такие... Я занят, у меня ответственный подъем. Вон идите, останавливайте кого-то по дороге, с ним беседуйте». Так они мне стали угрожать, сто поговорят со мной по-иному. Потом стройку немного заморозили. На два года, даже на три.
А что Вы делали три года?
За три года я бригаду не растерял. Пригласил меня энергичный директор в другую фирму. Я всей бригадой перешел. В «Спецстрое», у Зубова, я был мастером. А здесь пригласили на должность главного инженера.
Но бригаду я всю сохранил. Вот как были со мной люди, 24 человека, восемь лет. Так и сейчас мы вместе. Я их везде таскаю с собой. Все квалифицированные, грамотные монтажники, сварщики. Здесь у нас поставлена задача, мы все строго работаем по сдельщине. Вся бригада разбита по звеньям, все знают свою задачу. И поэтому у нас все распланировано. Я сейчас штат сократил, отправил в отпуска. Потому что нет металла, хотя договоров подписано очень много. А ведь перспектива здесь большая.

КТО ОСТАНАВЛИВАЛ ДЕСАНТ НА ТАМАНЬ - ТКАЧЕВ (министр сельского хозяйства РФ, к сожалению)

shapka with words.jpg

Когда смотришь на стройку у поселка Волна, то понимаешь, что здесь не было директивных указаний, государственных планов, а также штабов, созданных властями. Делалось все по велению руководства одной Корпорации и с одной целью: дать продукции крупнейшего российского производителя выход на экспорт, обеспечить многотысячный коллектив качеством жизни. Плюс, конечно, налоговые отчисления в бюджеты всех уровней.
Пока в высоких государственных кабинетах думают над стратегией выхода из кризиса, обрушившегося на экономики почти всех государств мира, здесь, на берегу бухты у мыса Железный Рог созидают это будущее.
Правда, не всем это по нраву. Кое-кто хотел бы, чтобы инициаторы строительства порта годами ходили по кабинетам, выпрашивая разрешения вложить миллиарды в развитие края. Точнее – цифра приближается уже к 10 000 000 000. Если вдуматься, сумма колоссальная, такими масштабами оперируют те, кто распределяет федеральный бюджет.
Нет помощи со стороны – что ж, тольятинцы всегда рассчитывали и рассчитывают на собственные силы. Поэтому традиционными и обычными стали так называемые «трудовые штурмы», когда на берега Черного моря с берегов Волги отправляются заводские специалисты, чтобы ускорить строительство и сдачу в эксплуатацию жизненно важных объектов. Нам довелось поговорить с участниками одного из таких «штурмовых отрядов».

Иван Дмитров Чолаков, главный строитель, цех 48:
Я работаю здесь с 20 октября 2004 года. До этого 4 года работал в составе пермской строительной организации на строительстве гостиничного комплекса в Тольятти. Там ударно работали, все построили. И после этого меня пригласили поработать в «Тольяттиазот».
Это было предложение, от которого вы не могли отказаться?
Да. Они меня переманили. После того, как я провел на Тамани 10 дней, я вернулся из командировки в Тольятти и С.И.Корушев задал первый вопрос: «Как Вам стройка?» Я ответил, что меня стройка в полном объеме устраивает. Мне здесь знакомо все, потому что в моей жизни было много таких вот больших строек. И я знаю, что такое дисциплина, потому что работал с немцами 8 лет. Да. В советские времена мы строили военные городки в Германии.
Ну, теперь у вас другая забота, порт Тамань. А как Вам здесь?
По разному. Были и хорошие моменты и, и не очень. Главное, что я до сих пор не могу понять, почему такое грандиозное сооружение, которое может приносить огромную прибыль, не работает? Я не могу примириться, у меня прямо сердце болит.
Ну, а вина за это лежит не только и столько на инвесторе объектов, сколько на проверяющих-контролирующих органах... Даже, если они в своих претензиях и правы, можно ведь как-то найти компромиссное решение? Порт нужен не Корпорации, он нужен стране.
Тут было много проверок. И закрывались мы, и открывались, много чего было. А ведь есть заявление Путина: «Порту Тамань – быть». У меня это распоряжение есть. Его проверяющие увидели и отстали. Я просто им сказал: «Ребята, вам этот документ что-то говорит?». Когда мы совершаем очередной рывок, к нам прибывают из Тольятти по распоряжению первого руководителя сварщики, слесари-ремонтники, монтажники. Программа очень жесткая. Мы должны успеть до того срока, который назначил первый руководитель.
У нас все объемы распределены между подрядными органами и нашими цехами. К этим подрядным организациям закреплен технадзор по строительной части и монтажной части. Пока у нас этих людей еще недостаточно, мы будем создавать такие органы. И при этом будем ориентироваться на начальников цехов. Пока мы не можем сказать, что развернулись в полном объеме, и это наша недоработка. И еще есть много пожеланий по организации. Я по натуре спокойный человек, но это спокойствие уже заканчивается. Потому что и наши, и подрядные организации как-то немножко привыкли к не совсем рабочему ритму. Людей же эти вот бесконечные рывки-остановки расхолаживают.
Основные работы в должном объеме выполняют наши турецкие подрядчики. Сейчас подключились к работе организация «Родничок» из Тольятти. Ее я знаю с 2002 года, тут сейчас присутствует начальник участка Рябов Вячеслав. Молодой парень, с амбициями. Мне нравятся такие требовательные в работе люди, я сам такой. Могу сказать добрые слова и о фирме «Сфера», которая выполняет большой объем на монтаже металлоконструкций, трубопроводов.
И еще одна наша серьезная забота – БОС, биологические очистные сооружения.
Там большие объемы?
Большие. Здесь у нас очень хорошо работает 19 цех. Мы пустили тепло в здание морской администрации порта, провели опрессовку, изоляцию трасс трубопроводов. Владимир Николаевич Махлай обеспечил три экскаватора, которые должны перелопатить большой объем работы. И транспортный цех тоже развивает хорошую деятельность. Для нас главное, что в лице В.Н.Махлая и В.А.Семеновой мы всегда имеем поддержку. А.С.Виноградов тоже здорово нам помогает. Всегда мы созваниваемся, советуемся. В его присутствии тут решаем все текущие вопросы.
И все-таки есть проблемы, есть неудовлетворенность руководства темпами и качеством работ...
Да, замечания и нарекания есть. Но это текущая работа. У меня есть знакомый, который говорит, что, если работа не в радость – брось ее. При всех трудностях и проблемах эта стройка меня в полном объеме устраивает. Сейчас у меня личная проблема: я должен немного перестроить свой характер, поскольку, как мне говорят, я человек добродушный, а с этим тяжело работать. Ну, и тем более, что близится сдача в эксплуатацию ответственных объектов, а это всегда обязывает собраться, волю в кулак – и работать изо всех сил.

Азат Фоатович Исмагилов, главный специалист по тепловодогазоснабжению цеха 48:
Нам поручили прокладку подземных коммуникаций. Надо было проложить порядка 2400 погонных метров. Здесь сетевой водопровод, пожарный водопровод, канализация. Тут вообще была степь. Мы организовали этот участок монтажа и ремонта подземных сетей.
Начали мы с нуля, у нас не было никакого оборудования, техники. Закупалось это все оборудование новое. Импортное. Для нас это ново вообще. Сварочными работами мы до этого не занимались, монтажом тоже. Закупили сварочные аппараты по полиэтиленовым трубам разного диаметра от 50 до 500 мм. У нас очень грамотный начальник участка попался – Новиков. Он обучил всех своих ребят сварке, монтажу. Все, что он знал, передает сейчас своим людям. Первый раз они начали подготовительные работы, и потихоньку начали вести сварочные работы по полиэтиленовым трубам. Параллельно велась сварочная работа, и у нас в первую очередь была задача: прокладка тепловой сети. На данный момент идет заполнение тепловых сетей.
Сооружение там – четырехэтажный терминал большой. Чтобы отопление работало, в первую очередь подаем туда тепло. Полностью проложили уже все трубы. За нами идут монтажники 62 цеха. После монтажа мы опрессовываем трубопроводы, выявляем некачаственные соединения, если есть. На тепловые сети идут стальные трубы утепленные, в полиэтиленовой оболочке. И другая бригада будет прокладывать стеклопровод пластиковый на склады аммиака. Это 1480 погонных метров.
В общем так незаметно и переквалифицировались?
Да. Стали строителями. У нас здесь работает своя спецтехника. На данный момент закупили еще два экскаватора. Оборудование у нас все импортное по сварочным генераторам.
У вас программа должна закончиться к какому-то рубежу?
Здесь пока срок окончания работ не могу определить. Объемов очень много. За раз не получается. 9 линий надо протянуть, это еще две трубы. Пожарная вода. Канализация, две линии напорные. Питьевая вода. Работа имеется, не пропадем, думаю. И раз уж взялись за дело, то сделаем его.

Пряников Александр Владимирович, главный специалист по коммерческой работе цехе 75:
Говорят, у сухопутного ТоАЗа появился свой флот?
Совершенно верно. И появился он не сегодня, а еще в 2004 году. Сейчас он находится в таком законсервированном состоянии, экипажи выполняют свою функцию по поддержанию плавучести судов. Мы ожидаем тот, момент, когда у нас будет тихая заводь. Сейчас портфлот находится в городе Тольятти. Он пока еще небольшой, но достаточный для того. Чтобы выполнять задачи по буксировке больших судов-аммиаковозов.
Думаете, все получится?
Я хорошо знаю эту местность, хорошо знаю здешние морские условия, они очень тяжелые, сложные. Но та схема, те решения, которые были приняты, безусловно, они на данный момент передовые и наиболее грамотные именно вот в этих конкретных условиях.
Касательно самой стройки, самого порта, иногда даже горло перехватывает от несправедливости того, что происходит. Что ли у нас нет правды в своем отечестве? Полезнейшее дело для края, для нашего Темрюкского района, в частности. Промышленность сама по себе дает некоторые преимущества: социальная сфера, быт людей становится совершенно другим. Это все на инициативе Махлая, на его бесконечном желании сделать что-то полезное и для Корпорации, и для страны. Но у нас вдруг ни с того, ни с сего возникают какие-то препоны.
Это Вы впервые такое наблюдаете?
Ну, в таком именно разрезе – нет. Вот, например, порт Южный, под Одессой. Был там никому не нужный поселок. Пожалуйста, сейчас огромнейший порт, отошел Украине. На примере Украины видно, что тут же, на основе завода, вырос современный город, качество жизни совсем другое. И здесь точно так же будет. В этом я уверен.
Вот бы Вашу уверенность – да краевой администрации в уши...
Да знают они все. Здесь будет продолжаться строительство. Этот порт – он будет многофункциональный, не только для отгрузки аммиак. Будет и зерновой терминал, и сухогрузный. И для генеральных грузов. Порт многоплановый. Идея передовая, и применяются самые передовые технологии.
В общем, Вы уверены в конечной победе правого дела?
Да на все 100%. И коллектив дружный, слаженный. Это все решается, делается. Махлай держит руку на пульсе. При помощи ТВ и Интернета проводит телемосты, контролирует ход дел постоянно. По старой работе, еще до того печального события, когда рейдеры пытались захватить завод и самого Махлая, много приходило людей к нему. Что меня поразило в нем, так это то, что он моментально вникал в суть дела. А казалось бы, здесь, на строительстве порта, сфера, вообще не касающаяся химического производства. Но если была какая-то проблема, то он быстро входил в курс дела, буквально в считанные минуты. Вот это да, вот это человечище! И в этом перспектива нашего дальнейшего сотрудничества. Человек он неординарный, поэтому по-другому не могло, наверное, быть.
По Вашей специализации Вы что будете делать?
Будем делать все, чтобы обеспечить прием, швартовку. Погрузку и буксирование судов-аммиаковозов. Идея такая: сделать порт именно полноценным и международным. Это будет самостоятельная, самодостаточная организация без привлечения посторонних. Здесь под рукой. Все рядышком, так эффективнее намного. Безусловно, наш флот будет развиваться. Тут даже двух мнений быть не может. Порт будет многоплановый. Это первая ласточка. По этому же клише работают наши, «Таманьнефтегаз». Они подсматривают, конечно, и пытаются делать то же самое. Правильно делают. Пускай идут за нами. Правда. Не знаю, что и как у них получится: второго Махлая для у нас нет..

scan0006.jpg

Андрей Енатольевич Саратовцев, начальник управления 108:
Как начаналась Ваша Таманская эпопея? С чего? И как продолжается?
Для меня проще не бывает: приказ издали направить людей во главе с начальником управления, и мы поехали.
А с каким чувством?
Ну, мы уже к приключениям-то привыкли.
У Вас был хороший тренер?
Тренер хороший. Стройки практически непрерывные. Это в порядке вещей для тех, кто тут сейчас присутствует с ТоАЗа.
Тут и местных много?
А как же. Половина местные.
А как сюда входили?
Сначала мой заместитель ездил. Потом уже начальники поехали. Пока цех был многопрофильный – ремонтный, соответственно этому приказу и поставили. Коррозионная защита. Чистка металлоконструкций. Грунтовка, покраска. На сегодняшний день, в основном, наша главная забота – это металлоконструкции. А еще и трубопровод. Аммиачные хранилища. Два резервуара – это часть объекта. А там кроме этого еще и эстакады, и слив, налив. Металлоконструкции там и трубопроводы. Это вот одна из задач. Вторая задача по направлениям цеха – это теплоизоляция. По теплоизоляции задачку поставили. От этого АБК до морской администрации, до порта. Фактически получается два километра, со всеми зигзагами. Теплоизоляция всей этой трассы.
Тот объем, который давали по сварке труб, мы его закончили еще в прошлой командировке. А уже в эту командировку занимаются на теплотрассе изолировщики. Тоже работа практически закончена. Нам необходимо всю теплотрассу эту полностью сдать. Там несколько цехов завязано. Есть у нас паровой цех, который этим в основном занимается. Им помогает 62-й цех, который сваркой и монтажом этой трубы занимается, а мы ее изолируем. Если мы на одном объекте что-то закончили, это же не говорит о том, что вся стройка замерла. Это будет и дальше продолжаться.
У меня тут еще и монтажники, и сварщики. У них задача совсем другая. Они должны сделать систему пожаротушения в сливную эстакаду. Подогнали цистерны, идет слив в хранилище. И весь этот проект должен быть обеспечен системой пожаротушения. Там уже такая монтажно-сварочная работа. Первый этап работы мы сегодня фактически закончили. Кирпичное здание и туда напичкана целая связка трубопроводов, запорной арматуры. Клапанов. Задвижек. Вот это мы смонтировали, объем приличный. Тем более, в таких стесненных условиях. Задвижки весом по 416 кг, а нужно монтировать Ничего нельзя приспособить, маленькая высота потолков и все практически вручную. Там шесть задвижек, два коллектора, ручной монтаж и сборка. Стык на стыке. Сварочный стык через каждые 200-300 мм.
Ну, Вы как-то пообвыкли здесь, на ветрах?
Когда нас отправляли в эту командировку, я еще не знал об этой работе. Поставили перед фактом: ваша бригада будет делать систему пожаротушения.
А раньше делали?
Ну, тут для монтажников особенного ничего нет. Ребята все хорошие. Но беда в другом: мы поехали, не зная ни проектов, ни расположения, ни комплектации. И это было сложно. Если бы мы знали эту задачу за месяц-два, мы бы как-то к ней готовились. Можно было и проект заранее взять посмотреть. Слава Богу, что на эту работу оказалось процентов на 80 комплектации. И мы смогли сразу приступить к делу. На будущее предстоит не меньше. Мы сделали только распределительный узел, а теперь вся эта разводка – по самой эстакаде.
Вы сами этот бросок на юг как воспринимаете?
Я –нормально. Но у меня дна проблема – семейная. Уже в ходе моей командировки внук должен был появиться. Он и появился. Дедушкой я стал первый раз. Хотелось как-то там поближе быть Но не судьба, вернусь – увижу.
А Вам такие задания приходилось уже выполнять?
А у нас вся работа на ТоАЗе – спецзадание. Владимир Николаевич мыслит неординарно. Как он задумал, как запланировал. Так оно и получается. Как бы не говорили, конечно же, тяжело. Я тоже покоя хочу – дома на диванчике. Но залежался – потом спина заболела. А тут получается в бегах. Утром соскочил, молча побежал – и на целый день. Тем более. Я тут был последний раз лет шесть назад, когда еще ничего вообще не было. Была путевка. Отдыхали недалеко и приезжали вот именно сюда.
Уже знали, что будет?
Да, тогда были уже разговоры о порте. Но за шесть лет, что я тут не был – разница громадная. Тем более, если учесть. Что последние два года стройка была заморожена. Получается. За четыре активных года произошли колоссальные изменения. Я давно говорил, пусть кто хочет гавкает, а работа есть работа, и она должна двигаться.
У Вас в Тольятти есть дела какие-то первоочередные?
В основном, сейчас дела текущие. О чем душа болит, так это кирпичный завод, вторая очередь. Я уехал в тот день, когда должны были печь на розжиг поставить. Результата я пока не вижу, но она долго, эта печка, сушится. А печь здоровенная – 130 метров длины. Получается, что не успею плоды труда увидеть. Увижу, когда уже в работе будет. А вот сам момент пуска я пропустил. Немножко обидно.

Максим Александрович Перепелицын, мастер смены, цех 100:
Наш цех – цех круглосуточного ремонта всего завода, всех агрегатов. Включая не только аммиак. Но еще метанол. Цех у нас новый, только открылся.
А до этого где были?
До этого я работал слесарем в 26-м цехе. Там точно такой же цех, только не круглосуточный, а обычный ремонтный. Там я работал слесарем, а сюда меня пригласили мастером. Я согласился. Это не только профессиональный рост. Но и интересно работать в новом цехе. Там все молодые. У меня техническое образование и еще есть высшее.
А здесь, в порту чем занимаетесь?
В Тамани занимаемся монтированием площадок. Обслуживанием компрессора. Сама площадка, по которой будет проходить трубопровод. Будут проходить люди, чтобы заниматься ремонтом компрессора. Это довольно важный объект.
Вы давно начали?
Он уже почти готов, основная, крупная работа уже выполнена. Остались небольшие доработки. Монтаж балок, опор. Наш цех приехал и еще 99-й цех предоставляет нам сварщика. Двух сварщиков нам дали из 22-ого цеха. На данный момент у нас работают слесаря: Пронин, Рогожкин, Тришин, Елец, Савкин и Галкин.
Вы этот объем закончите. А что потом?
Потом, скорее всего, еще одна площадка будет рядом. Опыта наберемся и будем делать точно такую же в компрессии.
Нравится работать в цехе?
Мы и на заводе работали на улице, в цехе, в основном вся работа происходит на улице. Мне здесь нравится, интересно. Объект новый. Потом все равно будет продолжение этого объекта. Получается практически вторая специализация.
Что семья говорит?
Ждут дома. Жена ждет. Она понимает, что у меня такая работа. Отец тоже работает на заводе. Еще у меня дядька на заводе работает. Работа нравится, работа интересная. Есть перспективы карьерного роста.
У вас с этим неплохо...
Да, мне нравится: покажешь себя как хороший работник и получишь также. Если работу хорошо выполняешь, замечают. Начальник у нас человек молодой и хороший. Он тоже принимает активное участие, каждый день на стройке. Чтобы все было, чтобы все вовремя подвозили. То, что из оборудования мы с собой не привезли, заказываем тут и нам привозят. Ну и следят, чтобы по жизни были устроены. Если кто-то заболел, обязательно в больницу устраивают. Пока все идет хорошо, надеемся и дальше так будет.


Антон Николаевич Заварзин, мастер цеха 48:
Я работаю в цехе очистных сооружений ТоАЗа. Сам цех достаточно мощный, завод большой. Производит очистку хозяйственно-бытовых стоков целого района. Мощность этого производства 104 000 кубов в сутки. Это достаточно много. Для сравнения, здесь планируется строить и уже строится станция на 600 метров кубических в сутки. Это была начальная мощность. Потом решили, что порт развивается, поселок будет развиваться, инфраструктура не будет стоять на месте. И было принято решение об увеличении производительности до 1200 метров кубических в сутки. Т.е. практически двойной «запас прочности».
Наверное, это правильно сделали, потому что понятно, где строим: фактически единственная курортная зона. Оставшаяся в России – и к вопросам экологии надо относится сверхтщательно. Я не знаю, сколько еще надо сделать «сверх», чтобы не оставалось сомнений вообще, что хоть какой ущерб может быть нанесен вот этой нашей курортной зоне. Если сравнивать сам проект с нашими тольятинскими очистными сооружениями, то он и гораздо современнее по аппаратурному обеспечению. И позволяет производить более глубокую очистку. Честно говоря, я такого не ожидал. На что у нас в Тольятти сток в Волгу, нашу кормилицу, идет, мне казалось, что море – оно побольше и можно было бы расслабится. Но нет. Очень много современного оборудования. Практически все, что есть и в нашей отечественной практике, и в мире – здесь имеется. И практически наша станция обеспечивает 100% очистку стоков и доведение качества сбрасываемой жидкости до качества, можно сказать, питьевой воды.
На первоначальном этапе здесь имеется очень большой резервуарный парк. Т.е. примерно трое суток, если что-то случается с очистительными, можем просто принимать стоки в накопители без какого-либо риска, что это куда-то попадет. Обеспечиваем нормальную жизнь поселка и порта. Это очень хороший запас. В Тольятти такой запас всего-навсего 12 часов, не более того. Вот это уже показатель надежности оборудования. Механическая очистка, т.е. отделение примесей от стоков. А стоки сюда и бытовые приходят. А там очень много механических примесей. В две стадии здесь запланирована фильтрация через решетки, песколовки. На «Тольяттиазоте» у нас имеются только песколовки. Здесь механическая очистка углубленная, разделенная на две стадии. Надежность при этом повышается.
Я постоянно буду проводить вот эту параллель, сравнивая «Тольяттиазот» основной и Тольяттиазот-порт. Это позволяет наглядно показать, как здесь мы подошли к решению вопросов экологических. По схеме, после мехочистки здесь предусмотрен так называемый усреднитель. Для чего он предназначен? Бытовые стоки имеются, есть и производственные. Теперь их надо тщательно перемешать, сделать смесь. С тем, чтобы создать оптимальные условия для работы биологии. Там, где работает микробиология, желательно, чтобы эта смесь была максимально однородной.
В «Тольяттиазот» этих усреднителей еще до сих пор нет. Мы только сейчас их проектируем и планируем заняться строительством. А здесь они уже первоначально были включены в проект. Это повышает надежность работы очистных сооружений. Далее по схеме идет биологическая очистку стоков. Работают специальные виды бактерий, в определенных аппаратах – биофлокаторах. Смесь подается сюда, и начинает работать активный ил с этими бактериями. И под наддувом воздуха происходит активное окисление примесей.
Ну и самый хвост очистки – обеззараживание. Традиционно этот процесс в России производится методом хлорирования стоков. И лишь в последнее время приобрел распространение безреагентный способ, без подачи хлора – ультрафиолетовое обеззараживание стоков. В Тольятти этот способ не применялся. Только месяца три назад мы построили такую установку и ввели ее в эксплуатацию.
Он же дорогой, метод ультрафиолетового обеззараживания?
Я бы не сказал, что он очень дорогой. Здесь этот способ – аппараты УФО - были заложены изначально. Метод хлорирования даже не подразумевается. Поскольку понятно, что очищенные стоки идут в море. Три аппарата УФО потребляют приблизительно 7,5 кВт в час (при максимальной нагрузке). Это немного. Все остальное – стоимость самих аппаратов и кварцевых ламп. А при хлорировании сами реагенты достаточно дорогостоящие. Ну, и понятно, что яды, охрана, обслуживание. Понятно, что УФО дороже, не все могут себе позволить, но потихоньку по стране это происходит.
Последний момент – это рассеивающий выпуск. Все очищенные стоки должны уходить в море. С тем. Чтобы гарантировать, что наши отдыхающие никоим образом не ощутят на себе эти выпуски, предусмотрен проект выпуска стоков на расстоянии 4 км от береговой зоны. Будет проложен подводный трубопровод на глубину 10 метров. Никакого ущерба от этого не будет, даю хоть какую хотите гарантию.
В каком состоянии сейчас работы по сооружению станции биологической очистки стоков?
На сегодняшний день по объему очистных, работы выполнены процентов на 75-80. Этот процент гораздо выше, нежели по всем остальным объектам. Я считаю, что мы одними из первых выйдем на пуско-наладочные работы. Проблем у нас достаточно. И организационного характера и, безусловно, технического. В принципе, все основное оборудование уже смонтировано, имеется на площадке. Канализационные сети проложены, АБК практически закончено, лаборатория там же аналитическая будет. Приличные условия для людей.
А что бы Вы ответили на многочисленные заявления тех, кто еще 4-5 лет назад говорил, что пришли испоганить эту землю и море? При этом никто не потрудился посмотреть техпроект, ТЭО. Видимо, люди поддаются массовому психозу?
Мы понимаем эти опасения. Туризм здесь один из источников дохода. И для людей, и для данного региона. Естественно, рисковать этим никто не хочет. То, что я сейчас рассказал по этому объекту, что-то должно прояснить в усах. Люди должны осмыслить ситуацию. Вопрос в том, как ко всему этому подходить. Если подходить грамотно и разумно, я не вижу никаких опасений, боязни что-либо навредить или ухудшить. А если сравнивать с тем. Что было до нас, то было просто-напросто озеро, куда сливалось все. Все продукты жизнедеятельности безо всякой очистки. И никто не кричал о вреде. А вот когда строится современное производство, гарантирующее переработку стоков порт и самого поселка. Тут начинаются какие-то проблемы с так называемым «общественным мнением». Мнение – это хорошо, но надо же и суть проблемы знать. Видеть, что мы тут не губить природу собираемся, а, скорее всего, охранять ее.
А Вы эту систему и в поселок заведете?
Конечно. Это должна быть единая система. Здесь не только «Тольяттиазот» строит, есть и другие инвесторы. Наша система будет пока единственной головной. Все рассчитано пока на «Тольяттиазот». Я думаю, администрация «Тольяттиазота» не будет возражать против подключения к наши очистным сооружениям каких-то сторонних потребителей. Запас-то мощности заложен большой.

ТРУД ОБЛАГОРАЖИВАЕТ

shapka with words.jpg


ВЛАДИМИР ДАУТ - генеральный директор ОАО «Метафракс» (так теперь величают Губахинский комбинат)вспоминает:
- генеральный директор ОАО «Метафракс» (так теперь величают Губахинский комбинат)вспоминает:
За пуск уникального в те годы не только у нас в стране, но и в Европе, производства метанола мощностью 750 тыс.тонн в год Владимиру Николаевичу Махлаю вручили орден Трудового Красного знамени. А потом, за освоение новых производств и технологий еще два: еще один Трудового Красного знамени и Знак почета. Производство метанола, запущенное в 1984 году по английской технологии и на импортном оборудовании было большим прогрессом. Контракт был крупнейшим в стране, его исполнение курировалось на уровне высшего руководства страны. Практически ни одного серьезного замечания за все годы строительства мы не получили. По завершению стройки и пуска в эксплуатацию были приветственные телеграммы, списки награжденных... Не будь этого производства, предприятие, скорее всего, было бы закрыто, потому что его старые технологии сегодня вообще не были бы востребованы. Руководителем Махлай был компетентным и дальновидным: еще на первых этапах стройки предусмотрел буквально все для успешной эксплуатации. Мы, работающие после него, до сих пор обнаруживаем его наработки, его предусмотрительность. И еще: он был жестким, такая была жизнь в ту пору. Работать до 22.00. И попробуй заикнись ему, что нужно в отпуск. Такое лицо сделает, что забудешь и думать о морском песочке. Нам говорил: «Мужики, терпите и терпите. Пустить метанол – наше единственное спасение. Без него заводу каюк!». Его самостоятельность, смелость были гораздо ярче видны, чем умение «делать политику». Махлай и тогда не был политиком, да и теперь им не стал. Не льстил и подмазывался к высокому начальству, не поддакивал и не кивал. Всегда говорил то, что думает. Оттого и имеет проблемы до сих пор. Но дело у него крутится, как наш метонол: уверенно и без остановок. А сейчас мы делаем 1250 тыс.тон метанола на той же технологической линии с незначительными реконструкциями и думаем увеличить до двойной мощности.


ВЛАДИМИР АЛБОРОВ - главный инженер ТоАЗа с 1988 по 2001 гг.:
О «Тольяттиазоте» я был наслышан, еще работая в Рустави. Это всегда был флагман по аммиаку, другого подобного завода нет больше в мире.
А в сентябре 1987 году я был направлен «Союзазотом» на тольяттинский завод — ТоАЗ. Начал в должности начальника производственного отдела и зам. главного инженера по производству, а затем стал главным инженером. И с тех пор работал в паре с Владимиром Николаевичем Махлаем вплоть до 2001 года: он — генеральный директор, я — главный инженер. Эти 14 лет мне много дали в этой жизни. Махлай давал мне возможность набираться уникального опыта. Ну и нагружал, конечно, как следует. Благодаря ему, а также всему коллективу (и моя роль в том была), мы вышли в 1989 году на максимальные нагрузки. Это январь-февраль 1989 года, когда мы дали максимальную выработку на всех семи агрегатах аммиака.
Потом был процесс приватизации. Махлай мне доверял, и под его руководством мы приватизировали завод. Он хорошо понимал, что нужна не одна нога, а две-три и развивал второстепенные производства. Например, производство керамики, которое мы начали строить в 1989 году, а также другие объекты. Я был одно время директором на заводе Волгоцеммаш, который тоже присоединили к Корпорации. На Шекснинском комбинате я отработал один год, оставив после себя Наквасина, который хорошо себя зарекомендовал.
Как показало время, все это было правильно задумано. Потому что, как только начался развал «соцэкономики», закончилось плановое государственное выделение средств, и централизованно деньги уже не выделялись. Рассчитывать пришлось только на собственные средства.
Махлай избрал схему: делать все своими силами. И мы стали развиваться за счет своих средств. Потом был распад СССР, и возник вопрос: как жить дальше? Трубопровод был перерезан на две части на границе с Украиной. Стали мы прорабатывать вопрос, как сделать ответвление на Черное море, где нужно бы построить свой порт по перегрузке аммиака. Определили самое лучшее место — поселок Волна у мыса Железный Рог, и остановились на этом участке. Была поставлена задача — построить там порт. На первом этапе предполагалась транспортировка жидкого аммиака в цистернах. Второй этап — строительство ответвления от трубопровода «Трансаммиак» около г. Россошь. Будущее, я думаю, за вторым этапом. Но эта задача в финансовом смысле пока что неподъемная.
И мы стали прорабатывать наш проект на Тамани. С губернатором Николаем Кондратенко отношения складывались деловые и очень конструктивные. Моя задача состояла в организации всей этой работы на первоначальном этапе. Весь наш коллектив был привлечен к этой работе, мы вплотную работали с ТИАПом (Тольяттинский институт азотной промышленности). Главным инженером там был Виктор Назарович Пащенко. Я отвечал за организационно-техническую часть. Он — за проектирование, согласование и т.д. Работали мы большой командой. При мне строили железнодорожную ветку. Отвечал за это строительство Воронов Сергей Кириллович — это были железнодорожные войска. У Махлая общий стиль — работа командой. Он задает идею, контролирует ее, а команда реализовывает.
Пока губернатором был Кондратенко, все шло гладко и хорошо. Были налажены отношения с главой Темрюкского района Александром Александровичем Ермоленко. Директором строительства порта был назначен Леонид Иванович Киселев, до этого бывший секретарем Темрюкского райкома партии и затем начальником Таманского управления эксплуатации газопроводов. Шла хорошая и конструктивная работа. Зам. главного архитектора Темрюкского района Олег Михайлович Бердыш конструктивно сотрудничал с нами. Это был продуктивный период согласовательных и строительных работ, и в то время никто не пытался нам помешать.
Потом главой края стал А.Ткачев. И сразу же процесс согласований и утверждений стал проходить очень тяжело. В этот момент на строительстве порта все как будто остановилось. Параллельно шло проектирование, но работать практически стало просто невозможно. А на мне была вся увязка на местах, ведь мы отдавали документацию на экспертизу. Эта непонятная ситуация продолжается до сих пор еще с тех времен. И этот негатив очень сильно мешает.
Как бы там ни было, я благодарен Владимиру Николаевичу Махлаю за возможность набраться опыта, как жизненного, так и производственного. То, что этот порт необходим России, очевидно. Нужно будет еще и трубопровод туда тянуть, чтобы минимизировать расходы на транспортировку цистерн. Но пока что идет непонимание. Не могу быть судьей и рассуждать, от кого эта инициатива исходит. Может быть, тут замешана наша русская «зависть» — она ведь всегда была. Все это очень сильно мешает Махлаю довести свое дело по возведению современного порта на Черном море до конца. Но я уверен, что порт все равно будет — не утопят же в море то, что мы строили годами.

ОБРАЩЕНИЕ К КОЛЛЕКТИВУ КОРПОРАЦИИ ТОЛЬЯТТИАЗОТ

Scan_20161214 (2).png

Я вынужден обратиться к вам в связи со всеми неприятностями, которые происходят с Корпорацией, особенно в последнее время.
Вы все, трудящиеся коллектива Корпорации - единственные, кто сейчас может изменить ситуацию и вернуть заводу стабильность и устойчивость. Сегодня вам даны президентом РФ все полномочия на муниципальное управление. А я требую, чтобы вся система, которую создавал со своим коллективом до 15.03.2011 г., была приведена в исходное положение (имидж, статус, репутация всех цехов и производств Корпорации). Требую разморозить все цеха, производства и пустить их в эксплуатацию на плановую мощность 1998 г.
4 апреля 1985 года, 31 год назад, я был лично уполномочен великим человеком, могучим профессионалом, Леонидом Аркадьевичем Костандовым, возглавить слабый, трудный, неподдающийся освоению завод Тольяттиазот в Куйбышевской области. 27 ноября 2015 года исполнилось 100 лет со дня рождения Л.А.Костандова, гениального специалиста, титана советского химпрома. На моей странице в Google+ вы можете ознакомиться с полным текстом очерка в память Великого Костандова.
Вы должны знать, что все эти годы всю свою трудовую деятельность я направлял на выполнение заданий высоких руководителей, оказавшим мне такое доверие. Я и по сей день их безоговорочно выполняю и не смел бы ослушаться приказов, данных мне Правительством 30 лет назад.
Вы знаете, что зависть, алчность, коррумпированность провоцируют некоторых людей на опасные, преступные и неквалифицированные действия. Эти люди нагло и подло влезли в нашу корпоративную семью, не имея на это право, и разрушили ее.
Прошу коллектив успокоиться, прекратить все негативные действия на предприятии. Все должно решаться разумно, открыто и коллективно. У нас достаточно высококлассных специалистов (я всегда это подчеркивал), способных удержать технологический процесс каждого созданного нами высокоэффективного производства.
Чтобы не делали "засланные казачки", Корпорация Тольяттиазот является ЯДРОМ химической промышленности. Сегодня в Корпорации существует весь комплекс по организации проектов, строительству, кадровой подготовке, социально-бытовому обеспечению. Ни одно предприятие в России не имеет такого аналогового оборудования для своей отрасли, как Тоаз, такую техническую базу для производства химического оборудования (от проектов до их реализации).
В 2005 году на предприятии наглядно "разрезали ленточку" - было открыто производство реакционных труб, которое позволяет самостоятельно изготавливать реформинги. Присутствовали: депутат ГД РФ В.Драганов, президент Европейского банка реконструкции и развития Жан Лемьер, руководители Корпорации. Но эта ПОБЕДА, о которой мечтали Л.Костандов, А.Косыгин, С.Петрищев, осталась незамеченной современными властями.
Сегодня на предприятии имеется уникальный станок по изготовлению кокелей центробежного литья 6-метровых реакционных труб любых размеров, причем, качество этих труб не имеет аналогов в мире.
Имеется также станок по изготовлению турбин осей динамических и статических тестов, который также не загружен.
Сегодня не закончено строительство металлургического завода для производства специальных марок стали для производства химического оборудования.
20 лет заморожено строительство порта Тамань, который решил бы все проблемы логистики экспорта химической и нефтехимической промышленности.
Заморожены и другие производства, необходимые для благосостояния российского общества.
Хочу сказать: "Используйте кризисную ситуацию. Прошу вас запустить производства, включая и вспомогательные, и приступить к работе".
Желаю всем успехов и здоровья.
В.Махлай